История библиотек Ханты-Мансийского района довоенного времени. 1930-1940 гг.

Автор данной статьи занимается историей библиотек Ханты-Мансийского района с 2004 года. На страницах печати опубликованы материалы, освещающие историю библиотек района в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.), в период вступления в действие Закона о местном самоуправлении ФЗ-131 (2006-2010 гг.), история Ханты-Мансийской (Самаровской до 1964 г.) районной библиотеки, находившейся в южной части г. Ханты-Мансийска – Самарово по ул. Пролетарская, 5.

Российские историки определяют довоенное время как период с 1933 г. по 1940 год. Вместе с тем, большую роль в развитии библиотечного дела в округе, в частности, в Ханты-Мансийском районе, сыграла  и другая значимая дата – образование в 1930 году Остяко-Вогульского округа в составе Уральской области на территории нынешнего Ханты-Мансийского автономного округа-Югры.

Именно с этой точки зрения и определен хронологический отрезок времени развития  библиотек района, заявленный в названии темы.

Развитие библиотечного дела в Ханты-Мансийском районе в  довоенное время было обусловлено изменениями в социальной и экономической  жизни района.

Согласно краткой характеристики Самаровского района 1928-1929 гг. в связи с задачами организации Тобольского Севера, «в пределах административных границ района площадь его занимает (по данным Приполярной переписи 1926 г.) 36,7 тыс. кв. км, или только 3,5% площади всего Тобольского Севера (включая сюда 5 северных районов округа), а между тем из общего на Тобольском Севере количества хозяйств 24,7% их живет в пределах Самаровского района. Отсюда видно, что территория Самаровского района населена относительно гуще, чем территория других районов. Нужно отметить, что из всего учтенного Приполярной переписью русского населения пяти северных районов округа, больше половины его (51%) живет в Самаровском районе (в этом же районе, кстати сказать, процент грамотности по тем же данным от всего населения района составляет 32,8, в то время как во всех других районах он ниже, падая в Обдорском[1] районе до 11,1%)».[2]

В связи с нахождением созданных окружных исполнительных структур в Самарово, районный центр за неимением помещений находился в 1931 году в Реполово и только в 1932 году с постройкой административных зданий в новом городке[3] был перемещен в Самарово.

К концу 1931 года население района составляло 12688 чел. Кроме этого, сразу же после выхода в свет 30 января 1930 г. постановления Политбюро ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» население района  пополнилось за счет спецпереселенцев, высланных,  в основном из  Челябинской, Курганской, Свердловской  областей, а также  южных районов Тюменской области,  число которых на этот момент составило 7 200 чел.  Силами колонистов в районе было построено 7 поселков.[4]

В первые годы коллективизации шло массовое обобществление личных хозяйств, в результате чего в районе было образовано 45 колхозов.[5]

11 ноября 1932 года протоколом заседания Президиума Самаровского РИКа[6] было  зафиксировано решение об организации Совета культурного строительства при РайОНО, куда вошли представители всех структурных подразделений райисполкома, ведущих предприятий и учреждений в составе 31 чел.[7]  

Согласно архивного документа, в 1931 году в Самаровском районе уже были образованы избы-читальни: Филинская, Цингалинская, Батовская, Реполовская, Тюлинская, Базьяновская, Самаровская, Коневская, Зенковская, Селияровская, Троицкая, Елизаровская, Кеушинская, Пашкинская[8]. В малых населенных пунктах создавались красные уголки, являющиеся одной из первоначальных форм организации клубной работы, в которых на общественных началах работали красноугольцы. Так, например, к избе-читальне в Батово, как головному культурно-просветительному учреждению в сельском совете, были прикреплены  красные уголки в деревнях Саргачи, Сотник, Семейка.[9]

Избы-читальни получили большое распространение в 1920-х годах в рамках проведения культурной революции,  и как писалось в инструкции организаторам изб-читален  в 1921 году  «Изба-читальня, организуемая в каждой деревне и селе, первый шаг внешкольной культурно-просветительной работы имеет своей целью культурную взаимопомощь самого населения, с целью повышения общего уровня сознательности»[10]

С 1921 года заведующие избами-читален стали называться избачами. Сочетая в своей деятельности как клубные, так и библиотечные формы, избы-читальни  активно оказывали помощь в становлении молодого  государства. 

Как район, географически близко примыкающий к п. Остяко-Вогульск, являющийся для района административным центром, наиболее плотно населенный Самаровский район в 1933 году по сравнению с другими районами имел наибольшее количество изб-читален, что видно из архивного документа: Кондинский – 4, Самаровский – 10, Березовский – 2, Сургутский – 4, Ларьякский – 0. На территории района была создана уже 1 библиотека – в  Самарово.  Треть часть всего книжного фонда изб-читален и библиотек составлял библиотечный фонд Самаровского района – 15,0 тыс. экз.[11]     

Приведу данные, характеризующие сеть школьных и внешкольных учреждений Самаровского района в 1931-32 гг. [12]

Сведения о расширении сети школ

1.      Сеть школ 1930-1931 гг. – 39 комплектов.
2.      Открыто с 1/IX-31 г. – 14.
3.      Открыто с 1/ I-32 г. – 3
4.      Требуется открыть с 1/ III-32 г. (Вершина, Вастыхой, зав. Реполовской шк., зав. Самаровской шк.) – 4
5.      Требуется открыть  с 1 IX-32 г. – 10 (Денщики, Цингалы, Реполово-нолевка, Тюли, Белогорье, Самарово – 3, городок 2).

  Всего 70

Спецпереселенческая сеть

1.      Сеть   1930-1931 гг. – 3
2.      Открыто с 1/IX-31 г. – 7.
3.      Открыто с 1/ I-32 г. – 1
4.      Требуется открыть  с 1/IX-32 г. – 13 (Ярки, Нялино, Черемуховск, Добринск, Урманный, Каменный, Кирпичный, Луговской, Кедровский, Самарово, Горный).

Всего 24

Избы-читальни

1.      Сеть 1930 г. – 10
2.      Открыто в 1931 г. – 5
3.      Требуется открыть в 1932 г. – 6

Всего 21

10/III- 32 г.

Реполово                                          Зав. Роно

                                                           Инспектор   

Статистика – это сухие  цифры. Но письмо избача Реполовской избы-читальни  Захарова образно рисует картину, в каком состоянии находились некоторые избы-читальни в 1934 году. «…при принятии Реполовской избы-читальни состояние таковой было безобразное, все было разбросано. Литературы совсем почти  нет, и то из этой литературы только старая с 23 года по 29 год, дел при избе читальни никаких нет. Состояние клуба при Реполовом хуже чем избы-читальни. Клуб находился все время открытым, мог заходить скот и т.д. При клубе никакой мебели нет, окна все разбитые, кругом все поло, щели, грязи на аршин. Было вот такое состояние клуба и читальни».

Вновь  назначенный избач оборудовал «мало-мало» клуб и начал  массовую работу с проведения общих собраний по вопросам о рыбозаготовках и пушзаготовок, оборудовании клуба и читальни, работе ликбеза с единоличным сектором и т.д. Организационные  мероприятия были подкреплены практическими делами: выделен ликвидатор, культармейцы, организован агрономический кружок при Реполовском колхозе «Красный Октябрь», прошел субботник в пользу клуба по оборудованию сцены и др. Все дела, перечисленные на двух страницах, организовал отнюдь не первоклассный специалист, а человек, для которого «работа избача совсем новая, не встречался с ней. Так что всю работу, которая на меня возлагается, я ее не знал, поэтому прошу Роно дать мне в этом помощь»[13]

«Кадры решают все!» Фраза из  речи генерального секретаря ВКП(б) И. В. Сталина (1878—1953), с которой он выступил 4 мая 1935 г. в Кремлевском дворце перед выпускниками военных академий, как нельзя подходит к деятельности избача Захарова. «Ну, или почти все…». т.к. катастрофически не хватало средств для организации сети политико-просветительных учреждений и их оборудования, что напрямую зависело от РИКа и Роно.

Проблема кадров в 1930-е годы стояла очень остро, о чем говорит обнаруженный архивный документ, отражающий потребности избачей Самаровского района в 1935 году: «Реполово – нет избача, нужно послать сильного товарища; Цингалы – слаб, заменить; Скрипуново – нужно сильного избача, село религиозное, имеется церковь, поп, реакционное село».[14]

Согласно контрольно-хозяйственного отчета Самаровского райисполкома за 1935 год[15] в сеть политпросветучреждений Самаровского района входило: изб-читален – 21, из них коренных – 16, трудпереселенческих 5. Красных уголков 9, из них коренных 3, трудпереселенческих 6. «Кадры избачей и красноугольцев очень часто менялись, что отражалось на качестве работы. Часть работников уходила с работы сама, малоподготовленные и несправлявшиеся с работой. Другая часть уходит по линии выдвижения на другую работу. В районе имеется всего один избач. Который работает на данной работе 5-й год. Классификация большинства избачей низкая, курсовые мероприятия впоследствии отсутствия средств не проводились. Самостоятельно избачи над собой работают недостаточно. В среднем за год в кружках партучебы училось 14 чел.. в школах самообразования 5 чел. Остальные 11 чел. нигде не учились. Обеспеченность п/пр. учреждений кадрами была также не полная. В течение года 4 избы-читальни в различные периоды времени находились неукомплектованными.

Массовой работе и/читален можно дать следующую характеристику:

Ликвидация неграмотности:

Учтено неграмотных 827, обучалось 287 или 34,7%, малограмотных 1121 чел., обучалось 427 или 38,1. Специальных бюджетных ликвидаторов в районе не было, работа проводилась силами общественности.

Кружковая работа:

При избах-читальнях в 1935 году существовали следующие кружки: самообразования – 3, драматических – 30, политучебы, агротехники. Животноводства, антирелигиозные, селькоровские, физкультуры.

Литературой избы-читальни обеспечены недостаточно, библиотечный фонд в 1935 году составлял всего лишь 9830 книг.[16]

Материально-техническая база изб-читален в 1930-е годы оставляла желать лучшего. И наши предшественники – руководители культурно-просветительной работы  желали  видеть в избах-читальнях – «радио, патефон, приличную мебель, наглядные пособия, шашки, шахматы, библиотеку не более чем на тысячу рублей, струнный инструмент, гармонь, цветы, выставку, стенгазету, физкультурный инвентарь, крепкий хороший работоспособный совет изб-читален» (Из плана работы культпросветучреждений   по Остяко-Вогульскому округу на 1935 год).[17]

В 1935 году постановлением Президиума Остяко-Вогульского окрисполкома было отмечено, что «несмотря на исключительно важное значение изб-читален, как центров культурно-массовой и политической работы в деревне, особенно в условиях нашего национального округа, до сих пор со стороны РИКов, Роно, тузсоветов, профсоюзных и других советских организаций существует политическая недооценка их работы. Избы-читальни ни в одном района полностью не укомплектованы квалифицированным составом избачей. Помещения изб-читален плохо оборудованные и не приспособлены для проведения культурно-массовой работы – нет радио, библиотеки, портретов, плакатов и часто столов и стульев»[18]. Как один из примеров была названа  Троицкая изба-читальня Самаровского района.

В связи с этим было предложено пересмотреть имеющийся состав избачей, отстранить от работы негодных, политически и технически безграмотных, укомплектовать все без исключения избы-читальни квалифицированным составом избачей, исключительно за счет коммунистов и комсомольцев; обеспечить каждую избу-читальню помещением, инвентарем, необходимым для развертывания в избе-читальне широкой культурно-массовой и политико-воспитательной работы; обеспечить все избы-читальни новой художественной, политической литературой, выписать необходимые журналы и газеты; создать широкий актив из трудящихся, организовать кружки различных направлений.[19]   

Политпросветительные учреждения Самаровского района за 1 квартал 1938 года.[20]

Наименование
п/просветит. учреждений

В 1937 год

В 1938 году

 

Избы-читальни

21

16

 

Красные уголки

8

8

 

Библиотеки

2

2

 

Красные чумы

 

 

С 1 июня 1938 г.

Профсоюзные клубы

2

3

 

Сельских клубов

-

5

 

 

33

35

 

Кроме того,  в районе имелось 3 кино-передвижки, установлено 230 радиоточек и 20 радиоустановок (приемников). При избах-читальнях создавались кружки: текущей политики, литературные, общеобразовательные, физкультурные, хозяйственные и др.

Надо отметить, что учет и сохранность библиотечного фонда находился не на должном уровне. Так, вновь назначенный избач (фамилия неразборчива. – автор)  констатирует  в отчете: «Библиотеки при Цингалинской избе-читальне нет, когда-то была, хотя небольшая, но к моему приезду (1/Х-1935 г.) не было уже и следа как таковой. Книги были растасканы. Был объявлен поход по населению. Насобирали 80 штук, из них художественной – 5 шт., остальные по сельскому хозяйству, т. е. 75.»[21]

Головная библиотека Самаровского района, одна из старейших библиотек округа, находилась в Самарово. Впервые библиотека в Самарово, как читальня, была упомянута в «Списке населенных мест Тобольской губернии», 1912 года издания –« с. Самаровское – библиотек и читален – 1».

В 1931-33 гг. Самаровские районные организации не раз переезжали с места на место (Самарово-Реполово-Самарово-Белогорье), в связи с тем, что окружные  организации в первые годы строительства Остяко-Вогульска находились в Самарово.

Принимая это во внимание, а также документ, обнаруженный в архиве, можно предположить, что и районная библиотека не раз меняла место своего нахождения.

Возможно, обстоятельства, изложенные   в докладной записке, не позволили разместить библиотеку в Самарово.

Отпускное удостоверение от 2/ХП – 1933 г.

Дано настоящее Худяковой  З…в том, что она действительно с 1/I-1933 г. находится на должности зав. районной библиотекой при д. Белогорье Самаровского района.[22]                                                                     

 В 1937 году библиотека уже находилась в Самарово. Фонд ее составлял 2653 экз.

В ней работал 1 платный работник, посещало ее 815 человек.[23] Газета  «Остяко-Вогульская правда» сообщала своим читателям, что «библиотека организовала 3 передвижных библиотечки для культурного обслуживания колхозников, каждая из этих библиотечек имеет произведения  В.И. Ленина, И.В.Сталина, а также подборку художественной литературы из книг  А. Горького, А. Пушкина, Н. Островского, Д. Фурманова».

Библиотека обслуживала книгой читателей на 27 передвижках в Самарово и в районе. Оказывала методическую помощь одной сельской библиотеке – в Реполово и

19 избам-читальням. Книжный фонд ее вырос в 3 раза.

В 1930-е годы  была создана первая сельская библиотека в районе – Реполовская.  Точную дату образования  установить не удалось, но первое упоминание  в   документах Государственного архива Югры, как библиотеки,  датируется  1935 годом.    «Сеть библиотек по районам Остяко-Вогульского округа на 1935 год.  Самаровская (при клубе Рыбников) районная, РОНО, 1900 экз.; Реполовская сельская РОНО, 500 экз.[24]   По отчетам 1936 года  библиотеку посетило 135 читателей и книжный фонд составлял 630 экз.[25]                       

Несмотря на значительные трудности в организации политико-просветительных учреждений, их финансировании и оборудовании, налаживании массовой работы, наблюдалось стремление к улучшению их деятельности. Самаровским РИКом на повестку дня  неоднократно ставились вопросы  о состоянии изб-читален и библиотек района, в том числе и библиотечной работы, о комплектовании новой литературой, открытии новых изб-читален, повышении профессиональных знаний, участии  политико-просветительных учреждений в ликвидации неграмотности и малограмотности, повышение культурного уровня колхозников.

На 1 октября 1940 г. в районе работали 18 изб-читален,  Красный чум в д. Вершина, 5 колхозных клубов, профсоюзный клуб рыбников и клуб лесозавода в Самарово, клуб в совхозе Реполовский и п. Кирпичный.[26]

Кроме того, в районе функционировали 2 библиотеки – в Самарово и Реполово.

Статью подготовила главный методист отдела использования и публикации документов
КУ «Государственный архив Югры» - Завьялова Лидия Михайловна


[1] Ныне Ямало-Ненецкий автономный округ

[2]  КУ «Государственный архив Югры». Ф. 43. Оп. 1. Д. 116.  Л. 4.

[3] Так вначале называли строящийся окружной центр, получивший свое  первоначальное название Остяко-Вогульск  в  феврале 1932 года.

[4] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 16. Оп. 1. Д. 17. Л. 22.

[5] Краеведческий сборник. Вып. 1. – Ханты-Мансийск, 1958. – С. 113-113 об.

[6] Районный исполнительный комитет

[7]КУ «Государственный архив Югры». Ф. 16. Оп. 1. Д. 37. Л. 3.

[8] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 14. Оп. 1. Д. 18. Л. 155.

[9] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5. Оп. 1. Д. 5. Л. 18.

[10] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 228. Оп. 1. Д. 28. Л. 1а об.

[11] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5 . Оп. 1. Д. 22. Л. 11.

[12] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5. Оп. 1. Д. 8. Л. 144.

[13] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 14. Оп. 1. Д. 82. Л. 65-66.

[14] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5. Оп. 1. Д. 59а. Л. 79.

[15]  КУ «Государственный архив Югры». Ф. 16. Оп. 1. Д. 95. Л. 74 об.

[16] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 16. Оп. 1. Д. 95. Л. 74 об.

[17]  КУ «Государственный архив Югры». Ф.14. Оп. 1. Д. 85. Л. 51.

[18]КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5 . Оп. 1. Д. 35. Л. 12-12 об.

[19] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 5. Оп. 1. Д. 35. Л. 12-12 об.

[20] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 16. Оп. 1. Д. 95. Л. 154.

[21] КУ «Государственный архив Югры». Ф.5. Оп. 1. Д. 64. Л. 66 об.

[22]КУ «Государственный архив Югры». Ф.16. Оп. 1. Д. 11. Л. 2.

[23] КУ «Государственный архив Югры». Ф.5. Оп. 1. Д. 72. Л.3-3 об.

[24]КУ «Государственный архив Югры». Ф.5. Оп. 1. Д. 44. Л. 89 об.

[25] КУ «Государственный архив Югры».Ф.5. Оп. 1. Д. 72. Л.4-4 об.

[26] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 17. Оп. 1. Д. 83. Л. 29.


«Вернуться назад