Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»

После Октябрьской революции 23 января 1918 года был издан Декрет Совета Народных Комиссаров «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». По этому Декрету все религиозные общества лишались прав юридического лица. Имущество, которое находилось в ведении ведомства православного исповедания и других вероисповедных учреждений и обществ, согласно Декрету, переходило в непосредственное заведывание местных Советов рабочих и крестьянских депутатов. Местный Совет обязывал представителей бывших ведомств и лиц соответствующего вероисповедания, в чьем фактическом обладании находился храм и прочее богослужебное имущество, представить в трех экземплярах инвентарную опись имущества и предметов специально предназначенных для богослужебных и обрядовых целей. По этой описи Совет принимал имущество от представителей соответствующего религиозного культа и вместе с описью передавал его в бесплатное пользование всем тем местным жителям соответствующей религии, которые желали взять в пользование имущество. Второй экземпляр описи с распиской на нем получателей хранился в местном Совете, а третий – должен быть направлен в Народный Комиссариат Просвещения. Необходимое число местных жителей, получающих в пользование богослужебное имущество, определялось местным Советом, но не  могло быть менее 20 человек.

Между местным Советом и религиозным обществом заключался договор на бесплатное пользование богослужебным имуществом, по которому верующие были обязаны:

1) хранить и беречь богослужебное имущество, как доверенное им народное достояние;

2) производить ремонт имущества и оплачивать расходы, связанные с обладанием имуществом: по отоплению, страхованию, охране, оплате долгов, местных сборов и прочее;

3) пользоваться этим имуществом исключительного для удовлетворения религиозных потребностей;

4) возместить при сдаче имущества все убытки за время пользования им, отвечая за целостность и сохранность вверенного им имущества солидарно (по круговой поруке);

5) иметь у себя инвентарную опись всего богослужебного имущества, в которую обязаны вносить все вновь поступающие (путем пожертвований, передачи из других храмов и т.п. предметы религиозного культа и представляющие частную собственность отдельных граждан);

6) допускать беспрепятственно во внебогослужебное время уполномоченных Советом лиц к периодической проверке и осмотру имущества;

7) в случае обнаружения Советом злоупотреблений и растрат, немедленно сдать имущество Совету по первому его требованию.

Согласно Декрету, непредназначенное специально для богослужебных целей имущество церковных и религиозных обществ, а также бывших вероисповедных ведомств: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и другие заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходное имущество, в чем бы оно не заключалось, не взятое до настоящего времени в ведение Советских установлений, незамедлительно отбиралось от означенных обществ и бывших ведомств. Обнаруженные наличные капиталы бывших вероисповедных ведомств и церковных или религиозных обществ, каких бы наименований эти капиталы не были и где бы они ни находились, должны быть приняты Советами РКД в двухнедельный срок.

Метрические книги всех вероисповеданий за все года, почему-либо не изъятые до настоящего времени из духовных консисторий, духовных управлений городских управ (еврейские метрические книги) и прочих губернских хранилищ метрик, немедленно передавались в губернские (областные) отделы записей актов гражданского состояния.

Декрет запретил служителям культа и учреждениям всех вероисповеданий делать в паспортах или других документах, удостоверяющих личность, отметки о принадлежности к какой-либо религии и совершенных религиозных обрядах: крещении, обрезании, браке, погребении, разводе.

Декрет установил запрет на совершение религиозных обрядов и церемоний (молебнов, панихид) в государственных и в иных публично-правовых общественных помещениях и размещение в них каких-либо религиозных изображений (икон, картин, статуй религиозного характера).

Религиозные шествия, а также совершение каких бы то ни было религиозных обрядов на улицах и площадях допускалось лишь с письменного разрешения местной Советской власти, которое устроители каждый раз должны были получать заблаговременно, и во всяком случае не позднее, чем за 2 дня до публичного совершения религиозной церемонии.

Декрет запрещал преподавание каких бы то ни было религиозных вероучений в государственных, общественных и частных учебных заведениях, в том числе школах, за исключением специальных богословских. Преподаватели религиозных вероучений лишались денежного довольствия с января 1918 года включительно. Здания духовных учебных заведений всех вероисповеданий, а также церковно-приходских школ, как народное достояние, перешли в распоряжение местных Советов РКД или Народного Комиссариата Просвещения. В арендное или иное пользование эти здания могли быть предоставлены Советами РКД для специальных учебных заведений всех вероисповеданий лишь на общих для всех граждан основаниях и с ведома Народного Комиссариата Просвещения[1].

3 августа 1922 года вышло постановление ВЦИК и СНК, согласно которому все религиозные организации должны были зарегистрироваться. Для производства регистрации все фактически существующие религиозные общества и группы Тюменской (до 1918 года - Тобольской) губернии обязаны были предоставить в Губернский отдел Управления города Тюмени (улица Республики, д. 17) следующие документы в трех экземплярах: заявление; устав; список членов  в количестве не менее 50-ти человек не моложе 18 лет и не ограниченных в правах по суду; список членов исполнительного органа (церковно-приходского совета); список пресвитеров, епископов, проповедников и гербовый сбор в размере 300 рублей.  Если религиозные общества не регистрировались, то подлежали ликвидации. И с 1923 года стали проводиться ежегодные перерегистрации религиозных организаций с новым предоставлением всех документов, проверки их деятельности, богослужебного имущества по описи, страхование церковных зданий, церковно-приходские советы должны были предоставлять протоколы общих собраний в местные административные отделы Советов РК и КД. Распространение и пропаганда буржуазно-анархических и антигосударственных учений под религиозным флагом, направленные против Советской власти, подлежали Уголовному суду.

В Государственном архиве Ханты-Мансийского автономного округа – Югры хранятся договоры на пользование церковными зданиями и имуществом церквей, а также описи имущества, списки членов организации, списки членов церковного совета, списки священнослужителей, страховые квитанции, акты проверки, протоколы общеприходских собраний. Эти документы свидетельствуют нам о жизни православных приходов Тобольского Севера в 1920-е годы. Если верующими были соблюдены все условия, религиозная организация действовала в рамках Советского законодательства, то деятельность общины верующих была более менее сносной: церкви действовали, крестные ходы разрешались, церковные праздники отмечались. Особенно тяжело верующим обходилось отопление церковного здания, его страхование и ремонт, содержание священнослужителя. В таком режиме церкви действовали до 1929 года.


[1] КУ «Государственный архив Югры».  Ф.67. Оп.2. Д.1. Л.20-23.

 


«Вернуться назад