Ликвидация Сургутского Градо-Троицкого собора

Сургутский Градо-Троицкий собор. г. Сургут. Конец XIXвека. Копия.

Ярким примером планомерного уничтожения православной общины в большом северном селе, являются архивные дела Сургутского Троицкого Собора, которые датируются 1923-1930-ми годами. Сургутская церковь во имя Живоначальной Троицы была основана в 1594 году, всего на год позже Березовской Богородице-Рождественской церкви. В 1782(89) году был построен каменный Троицкий Собор. В начале XXвека в Cургутском Троицком соборе было три престола: во имя Святой Троицы, введения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца. Рядом с Троицким собором стояла часовня во имя Николая Чудотворца.

15 октября 1923 года между православными гражданами  села Сургута и заведующим Сургутским отделом управления уездного исполнительного комитета Совета РК и КД был заключен договор, согласно которому граждане принимали в бессрочное, бесплатное пользование Троицкую церковь с богослужебными предметами. По описи церковного имущества, это был «каменный одноэтажный пятиглавый храм крытый железом; вокруг храма ограда каменная с железной решеткой, на углу южной стороны с оградой деревянная сторожка, на колокольне восемь колоколов; храм разделен внутренними дверями на зимний и летний». В деле хранится устав религиозного общества. Список членов религиозного общества составлял 466 человек. Пресвитером в 1923 году был Калюжный Стефан, церковным старостой Кайдалов Николай Александрович. С 28 сентября  1924 года новым священником стал Измайлов Андрей Васильевич. Сохранились протоколы общих собраний верующих 1924 года, из которых мы узнаем, какими заботами жила православная община. На собрании в октябре рассматривался вопрос о возбуждении ходатайства перед районным исполкомом о возвращении ранее отведенного кладбища «Миронов огород», а то «дали новое кладбище где-то в лесу и то далеко».  На собрании от 30 ноября было рассмотрено пять заявлений граждан об исключении из числа верующих. Было принято решение «удовлетворить и выдать справки». По всей видимости, священнику Андрею Измайлову было запрещено властями совершать богослужения. Поэтому в протоколе от 29 марта 1925 года есть ходатайство в Сургутский РИК «о разрешении священнику совершать богослужения после предоставления необходимых медицинских удостоверений». В деле также сохранилась страховая квитанция от 19 июня 1924 года, согласно которой здание церкви было застраховано от огня на десять тысяч пятьдесят рублей. По акту проверки 11 ноября 1925 года церковное имущество было оценено на сумму три тысячи семьсот двадцать шесть рублей и три копейки.

В начале 1926 года список членов Сургутской религиозной общины составлял  254 человека, а в конце 1926 года и того меньше – 187 человек. В 1926 году появился новый священник Топорков Василий Васильевич (51 год), председателем приходского совета был избран Руженский Алексей Иванович (63 года, кузнец). В 1927 году священником Троицкого собора был назначен Варакосов Трофим Матвеевич 54-х лет, который служил до закрытия церкви в 1930-м году.

С принятием 8 апреля 1929 года Закона о религиозных объединениях, началось намеренное уничтожение православных храмов на территории Тобольского севера. Церкви закрывались по нескольким причинам: как не прошедшие перерегистрацию в связи с новым законом, как не выполняющие условий договора по выполнению ремонта и страхованию здания церкви и имущества, и самым «удобным» способом закрытия церквей для властей являлся добровольный отказ верующих от пользования зданием церкви и самороспуск православной общины. Ликвидация Сургутского Градо-Троицкого православного общества является показательным примером того, как власти применили все способы закрытия церкви и все методы воздействия на верующих людей.

Уничтожение Сургутского православного прихода началось в 1929 году, когда административным отделом Сургутского района был поставлен вопрос о ремонте храма. Всем православным приходам по новому закону было предписано составить технические сметы на ремонт зданий церквей, не важно, хорошо ли эти здания сохранились или нет. Чтобы составить смету, надлежало в обязательном порядке приглашать инженера-сметчика из окружной строительной конторы, платить ему деньги. Одновременно проводилась перерегистрация всех религиозных объединений. Все документы для перерегистрации, а также сметы на ремонт нужно было предоставить в короткие сроки. Хождения по домам для сбора денег  запрещалось. Добровольные пожертвования можно было собирать только на общих собраниях верующих. Активизировалась работа ячеек Союза Воинствующих Безбожников, которые повсеместно действовали на территории округа, им оказывалось всемерное содействие со стороны административных органов.

Сургутская православная община ликвидировалась два раза. В первый раз – 8 августа 1929 года из-за невыполнения условий договора - не произведен ремонт здания церкви. Приход должен был составить техническую смету капитального ремонта здания церкви до 5 августа 1929 года, но не составил, потому что не смог провести общее собрание верующих. В деле есть документ – письмо от 16 июня в Сургутскую милицию от церковного совета «Мы не могли созвать собрание, так как все верующие были на рыбных промыслах», «просим Сургутский РИК об отсрочке ремонта до будущего года, заготовку материалов начинаем сейчас путем добровольных пожертвований». Что же было с Троицкой церковью, требовала ли она капитального ремонта? Из акта осмотра церкви от  20 июня 1929 года заместителем начальника адмчасти Сургутского РИКа Шевелевым, следует, что «…церковь снаружи требует побелки и штукатурки, внутри окраски и побелки. Требуется ремонт одного колокола в 57 пудов, который расколот. Стекло нужно вставить в шкаф. Требуется ремонт железных ворот на улице, выломано 2 железных прута. Пол сделал осадку». Из акта понятно, что ничего страшного со зданием церкви не происходит, состояние ее удовлетворительное.

Сургутская община верующих все-таки смогла провести общее собрание 16 июня 1929 года, на котором решили начать ремонт весной 1930 года, пригласили инженера-сметчика, собрали 30 рублей для оплаты его работы, оплатили страховку за здание и имущество церкви. Согласно акту, который был составлен исполняющим обязанности окружного управления строительного контроля 23 августа 1929 года, «здание церкви капитального ремонта не требует,  но принимая во внимание, что значительная часть известковой штукатурки отвалилась от наружных стен вместе с кирпичом до 1 см, считать необходимым во избежание продолжения разрушительного процесса кирпича стен, произвести оскобление всей отваливающейся штукатурки, произвести оштукатуривание наружных стен здания. Деревянные части здания (окна, двери и полы) выкрасить». 8 августа 1929 года Сургутская религиозная община была юридически ликвидирована, но продолжала существовать в действительности, об этом свидетельствуют протоколы собраний верующих, датированные осенью 1929 года.

7 февраля 1930 года в административные органы поступило заявление о повторной регистрации Сургутской православной общины, был приложен список верующих – 59 человек. Административные органы сработали очень оперативно, и уже 8 февраля, то есть на следующий день, в Сургуте было проведено собрание бедноты (присутствовало 39 человек) «Об изъятии колоколов в фонд индустриализации и об использовании церкви под культурные цели». Собрание постановило: «колокола передать в фонд индустриализации страны, церковь изъять и передать фонду обслуживания на культурно-социальные нужды трудящихся Сургута». В течение февраля 1930 года по всему Сургутскому району прокатились собрания по изъятию колоколов в фонд индустриализации и передаче церквей под культурные учреждения. Это были собрания трудящихся, женщин, профсоюзов, молодежи.

25-м февраля 1930 года датируются два совершенно страшных документа, которые обращены к начальнику адмчасти Сургутского района. Эти документы очень похожи друг на друга. Первое – заявление священника Троицкого собора Трофима Ворокосова: «Мною подано прошение Тобольскому епископу об увольнении меня от должности священника и снятии с меня сана, а потому прошу священнослужителем меня не считать». Второе – заявление церковного старосты Кайдалова Гавриила Дмитриевича: « Несмотря на мои отказы, меня насильно выбрали председателем церковного совета, т.к. я не хочу быть на этой работе и т.к. я крестьянин и трудящийся, прошу Вас отвести меня из состава церковного Совета». Мы можем только догадываться о методах получения этих заявлений.

И 27 февраля 1930 года следует добровольный отказ верующих от пользования зданием церкви и самороспуск религиозной общины. На общем собрании верующих села Сургута было принято решение: «Принимая во внимание, что община 59 человек верующих незначительная и содержать церковь не в силах, общее собрание верующих от пользования такового отказывается, одновременно просим адмотделение Сургутского РИКа  данное нами заявление от 7 февраля 1930 года считайте не действительным и регистрацию нашей общины не производить и общину верующих считать распущенной».

2 марта 1930 года на заседании Президиума Сургутского РИКа было принято решение о закрытии Сургутской церкви»: «Учитывая постановления колхозов, организованных профсоюзных масс рабочих и служащих, делегатских собраний, собраний бедноты и молодежи и не организованного трудового крестьянства с. Сургута и окрестных прилегающих деревень к нему с требованиями о немедленном закрытии Сургутской церкви, а также учитывая отказ от пользования церковным зданием самой религиозной организации, президиум Сургутского РИКа подтверждает вынесенное ранее решение (7 августа 1929 года) о закрытии Троицкого Собора». В деле сохранился акт приемки-передачи церковного имущества Троицкого собора в адмчасть Сургутского РИКа, в котором записано, что «одежда, другие предметы, иконы находятся в кладовой и в амбаре РИКа».

Сургутский Градо-Троицкий собор был закрыт постановлением Тобольского районного исполнительного комитета уже 12 марта 1930 года. Решение было принято очень быстро, учитывая зимние дороги в то время.Часовню  около городской церкви облюбовал фабрично-заводской комитет Сургутской консервной фабрики. В апреле 1930 года Президиум Сургутского  райисполкома удовлетворил ходатайство о предоставлении часовни по красный уголок фабзавкома.В 1935 году Сургутский Троицкий собор был продан за 12 тысяч рублей райпотребсоюзу, который использовал его  под пекарню (выпечка кренделей). Известно, что в 1939 году здание уже разрушалось и разбиралось по кирпичам местным населением. До наших дней здание, конечно, не сохранилось.

Не случайно, пожалуй, что первым зарегистрированным приходом на территории Ханты-Мансийского автономного округа, стал Свято-Никольский приход города Сургута (1987 год). В современном городе Сургуте в настоящее время действует 6 православных храмов и один строится, но среди них нет ни одного освященного «Во имя Живоначальной Троицы».  


«Вернуться назад