Борис Степанов - всю жизнь для меня это имя звучит как мучительно-сладкая музыка

Остяко-Вогульский национальный округ (с 1940 года – Ханты-Мансийский национальный округ, с 1977 года – Ханты-Мансийский автономный округ, с 2003 года – Ханты-Мансийский автономный округ – Югра) был образован постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) от 10 декабря 1930 года«Об организации национальных объединений в районах расселения малых народностей Севера». Его история связана с именами разных людей, одним из которых был Борис Африканович Степанов. В 1934-1937 годах он являлся секретарём Берёзовского райкома ВКП(б), одного из районных комитетов партии Остяко-Вогульского национального округа. Содержание документальной повести Стальды Борисовны Наварской [1], дочери Б.А. Степанова, позволило реконструировать не только историю его жизни, но и историю его семьи в частности. Дополнительные сведения о Стальде Борисовне Наварской и потомках Бориса Африкановича Степанова любезно предоставил автору этих строк Борис Юрьевич Наварский, его внук.

Б.А. Степанов родился в семье мещан Африкана и Марии Георгиевны Степановых 30 мая 1907 года в городе Кургане. В семье было трое сыновей, самым старшим из них был Борис. Брак Марии Георгиевны и Африкана Степановых распался, когда Борис был ещё ребёнком. Однако любовь к отцу он пронёс через всю жизнь. Годы детства и юности Борис провёл в селе Глинское Режевского района Свердловской области в семье неродного по крови деда, которому помогал в сельскохозяйственном труде. Уже в 17 лет Борис проявил высокую политическую активность и принял решение о вступлении в комсомол, а через год был утверждён кандидатом в члены ВКП(б). Чтобы помочь Марии Георгиевне в воспитании братьев Жени и Юры, Борис, будучи уже взрослым, вернулся в город и устроился на работу грузчиком. Несмотря на тяжёлый физический труд Б.А. Степанов активно участвовал в жизни комсомольской организации, в 1927 году он вступил в ряды коммунистической партии, которой был предан всю свою жизнь. Хотя он получил всего лишь низшее образование и не имел никакого опыта финансовой деятельности, вскоре его в качестве выдвиженца-практиканта направили на стажировку в Свердловский Уралкомбанк, а через год назначали управляющим Тюменским отделением Уралбанка. В связи с этим Б.А. Степанов переехал в Тюмень.

В 1931 году он познакомился с очаровательной Антониной Аркадиевной Поповой (1909-1957), уроженкой посёлка Мотовилиха Пермской области, которая вскоре стала его супругой. В 1932 году у молодой пары родилась дочь, которую назвали Стальдой. В её воспитании живое участие принимала Александра Георгиевна Попова, мать Антонины. В этот период Б.А. Степанов занимал пост ответственного секретаря Горсовета, часто был в разъездах, контролируя то посевную, то уборочную кампании. Однако при этом он никогда не забывал о семье. С.Б. Наварская (в девичестве Степанова) оставила о своём отце очень тёплые воспоминания: «Борис Степанов – всю жизнь для меня это имя звучит как мучительно-сладкая музыка. Это целый мир детских воспоминаний, улыбки и смех мамы, поездки на раме папиного велосипеда, запах новогодних мандаринов, сверкающий самовар, в котором отражается счастливая семья, колючая папина борода, щекочущая щёки, вкус сладкой халвы, широкая, надёжная ладонь, поднимающая меня под потолок, последняя встреча на вокзале у воинского эшелона, фронтовые открытки с наказами хорошо учиться и слушаться маму... и маленький кусочек желтоватой бумажки со слабо пропечатанным текстом, странно называемый “похоронка”! Папа – это воплощение мужественной красоты, верности, честности, надёж­ности и любви! Папа – это освобождение от забот, горя, голода, маминых слёз и надежда на воз­вращение к беззаботной, мирной и счастливой жизни!»

Б.А. Степанов жил очень насыщенной жизнью, стремился успеть сделать как можно больше дел. Так, в 1933 году он объехал Тюменскую область с целью партийного инструктажа по проверке выполнения плана хлебозаготовок и организации помощи райкомам, побывал в Голышманово, Шатрово, Аромашево, Ялуторовске, Исетске и других её населённых пунктах. Следует отметить, что за 10 дней разъездов он преодолел расстояние в 833 километра, передвигаясь гужевым, автомобильным, железнодорожным транспортом и на случайных перекладных. Отправляясь в путь на лошадях, Борис Степанов держал наготове пистолет и финку, опасаясь нападения волков, а во избежание обморожения порой не ехал, а бежал за санями. В своём дневнике он оставил об этом следующую запись: «По твёрдой дороге мои пимы стучали как железные. Руки натирал снегом, а лицо – рукавицей». Во время служебной поездки он недостаточно спал, даже ночью встречался с райкомовскими работниками, а утром ехал дальше, если находил транспорт. При этом довольно часто он не имел возможности сменить одежду и полноценно питаться. «Купил по записке райкома кило хлеба в столовой. Сегодня высыпал из коробки последнюю восьмушку махорки и съел пос­леднюю рыбку. Но сахар ещё остался, и предполагаю частичку его привезти домой. Очень боюсь, что в Ялуторовске и в других райкомах мне придётся ощутить перебои в питании... Не раздевался ни разу с момента выезда из дома, несколько раз, правда, выхлопывал рубашку, но это не такое сильное средство для борьбы с насекомыми. Пимы отказываются, деньги – тоже. Лишь энергия, помноженная на желание скорей закончить этот угол, ни на минуту не даёт места нытью. Полуторасуточная голодовка укрепляет пищеварение», – констатировал в своём ежедневнике Борис Африканович. Тем не менее, он сохранял высокую работоспособность и был доволен своей работой, отмечая, что руководители хозяйств были довольны инструктажем. Разъезжая по территории Тюменской области, Б.А. Степанов познакомился с партийным активом и несколько партийных руководителей «за их бездеятельность рекомендовал к снятию».

Вскоре Б.А. Степанову предложили должность секретаря райкома партии в Берёзове, располагавшегося на территории Остяко-Вогульского округа, и он с радостью принял это предложение. В начале марта 1934 года вместе со своей семьёй он отправился к месту назначения. В Березовском районе в то время было очень неспокойно в связи с трагическими событиями антисоветского мятежа на реке Казым. Б.А. Степанов переживал гибель товарищей по партии на озере Нумто как личную трагедию: «По ночам часто хожу на могилу “семи”, смотрю на неё, а мысль забегает далеко-далеко, туда, в Кызым, на озеро Нумто, где они нашли своих коней. Хочется сказать им, что я также готов, как и они, работать и умереть, но не как телёнок отдать свою жизнь! В этом я учту их ошибку. Но я им, умершим без сопро­тивления, клянусь! Сквозь зубы, нутром выпирается классовая месть! Я полюбил эту могилу, она будет вдохновлять меня, когда я устану, она подсказывает, что идейное и огнестрельное ору­жие надо держать готовым». Погибшим коммунистам он посвятил стихи. Следует отметить, что Борис Африканович очень бережно относился к своим биноклю и пистолету. Оружие своё он содержал в порядке, разбирал и чистил, а также часто чертил и рисовал его. Кроме того, он рисовал портреты Ленина, Сталина и других вождей партии.

В Березове Б.А. Степанов и его семья, состоящая из него самого, его бабушки, братьев, племянника Шурика, супруги и её матери Александры Георгиевны, располагалась в половине просторного деревянного дома. Борис Африканович, являясь главой семьи, всегда заботился о своих близких. В свободное время взрослые и дети собиралась за столом у самовара, наслаждаясь чаем с баранками и колотым сахаром. Дом Степановых всегда был открыт для гостей. Особенно частыми среди них были лётчики. В доме Б.А. Степанова был патефон, гости танцевали танго.

Б.А. Степанов систематически находился в разъездах, занимаясь активной агитацией за советскую власть. «Отец часто ездил в командировки по стойбищам остяков. Возвращался красный от мороза, большой, оживлённый, шумный, врывался в комнаты, и всё преображалось. Метались из кухни в комнату озабоченные бабушки, смеялась и кидалась ему на шею мама», – вспоминала Стальда Борисовна Наварская.

Борис Африканович систематически занимался самообразованием, читал художественную литературу, предпочитал русских и зарубежных классиков. Его интересовала также история, география и экономика Остяко-Вогульского округа. Б.А Степанов считал, что необходимо, прежде всего, развивать на его территории связь, заниматься жилищным и культурным строительствам.

Репрессии 1937 года не обошли стороной и Остяко-Вогульский округ, их жертвами стали партийные товарищи Б.А. Степанова. Он начал писать на имя И.В. Сталина письма, пытаясь освободить ни в чём не виновных «врагов народа». Однако вскоре арестовали и Бориса Степанова. Сначала его содержали в Березовской тюрьме, где он каждый день получал передачи от родных, мог читать, играть в шахматы, писать и изучать немецкий язык. Затем Б.А. Степанов находился в заключении в специзоляторе Остяко-Вогульска, тюрьмах Тюмени и Омска, где подвергался унижениям и истязаниям. Бориса Степанова лишали сна, принуждали сидеть на ножке опрокинутого табурета, кричали в уши через трубки. Дочь Бориса Африкановича, его супруга и её мать, как близкие родственники «врага народа», были лишены крова, ютились в тесном доме кладбищенского сторожа. Антонину Степанову уволили из библиотеки, где она работала, и для того, чтобы заработать средства на жизнь, она занималась пошивом кукол.

Через два года Бориса Африкановича Степанова освободили, восстановили в партии, но до партийной работы не допустили. В связи с этим он принял решение о переезде в Свердловск, где надеялся получить высшее образование. В этом городе Б.А. Степанов устроился работать слесарем на Уралмашзавод. Средств не хватало, семья жила впроголодь. С самого начала войны Борис Степанов стремился на фронт. «Войну он встретил как избавление от мучительных дум о предавших друзьях, о страшных пытках, о горькой несправедливости. Здесь он видел врага и всё своё накипевшее отчаяние и боль он перенёс на битву с ним», – писала С.Б. Наварская. Б.А. Степанов служил в Ленинграде в артиллерийском полку, который отражал налёты вражеской авиации. Был комиссаром батальона, семь раз был ранен, трижды лежал в госпитале. Во время бомбардировки Ленинграда 4 апреля 1942 года Борис Африканович Степанов погиб под руинами Михайловского замка. Его прах ныне покоится на Пискарёвском кладбище.

После окончания войны Стальда Борисовна Степанова (в браке Наварская) получила образование в Уральском политехническом институте и начала свою трудовую деятельность в конструкторском бюро Уралмаша (Уральский завод тяжёлого машиностроения), всю жизнь проработала конструктором, являлась начальником конструкторского бюро научно-исследовательского института завода. При этом предметом профессиональных интересов Стальды Борисовны являлись товары народного потребления. Она активно участвовала в организации производства малогабаритной стиральной машины «Малютка», за что была удостоена в конце 1980-х годов награды на ВДНХ. Стальда Борисовна состоялась не только как высокопрофессиональный специалист, но и как хранительница домашнего очага. Её супругом являлся Юрий Владимирович Наварский, с которым они воспитали двоих детей: Надежду и Бориса. Она была очень разносторонним и увлечённым человеком, яркой личностью. Как вспоминает её сын, она коллекционировала открытки, посвящённые русскому изобразительному искусству, читала о художниках лекции в школах и техникумах. Стальда Борисовна очень любила дальние походы и, в том числе, горные. В зимние воскресные дни она совершала лыжные прогулки. Кроме того, Стальда Борисовна была умелой рукодельницей, шила, вязала, увлекалась макраме. В последние годы С.Б. Наварская очень много времени посвящала живописи и работой над иконами, которые рисовала в дар своим друзьям и близким. Увлекалась она и лепкой скульптур из солёного теста. Однако наибольшую радость ей доставляла работа на даче в деревне Таватуй. Будучи уже на пенсии, здесь она проводила всё лето с внуками, занималась постановкой детских спектаклей прямо на улице.

Надежда Юрьевна Вайс (1955), дочь Стальды Борисовны и Юрия Владимировича Наварских, посвятила себя профессии архитектора, вырастила двоих детей, которым помогает в воспитании внуков. Борис Юрьевич Наварский (1966), сын Стальды Борисовны и Юрия Владимировича Наварских, закончил одну из средних школ Свердловска, занимается спортом. Ещё в детстве вместе с отцом он освоил горные лыжи, занимался в воднолыжной секции, лето проводил в деревне. Борис Наварский служил в рядах армии на Кольском полуострове, высшее образование получил в Свердловском архитектурном институте. Он трудился резчиком по дереву, прорабом, инженером, архитектором, занимался частной архитектурно-строительной практикой и, в частности, работой над созданием иконостасов для православных храмов. Борис Наварский увлекается экстремальным пешим и водным туризмом по Полярному Уралу. Кроме того, он руководит походами, что является продолжением семейной традиции (С.Б. и Ю.В. Наварские тоже руководили многими походами). Борис Юрьевич Наварский, как и его дедушка, является заботливым мужем и отцом, воспитал вместе с супругой Еленой двух дочерей, принимает участие в воспитании своего внука. Все потомки Бориса Африкановича Степанова и Стальды Борисовны Наварской и сегодня бережно хранят о них память.

Примечания

1. Наварская С.Б. Жизнь одной советской семьи в 30-е и 40-е годы 20 века: Родословная одной ветви семейств Наварских, Вайсов, Запорожцев: документальная повесть. URL: http://ru.calameo.com/books/0022066590bc0d68273cc(дата обращения: 10.09.2016) 

Е.В. Шуляк. доцент кафедры социально-экономических и гуманитарных дисциплин
Ханты-Мансийской государственной медицинской академии, кандидат исторических наук


«Вернуться назад