Иных уж нет, а те далече…

Сергей Игнатов
Журнал «Югра» - № 2/2014 год.

«Россия – исконно страна деревенская. Деревня кормила, давала государству землепроходцев для освоения новых земель, даровитых людей науке, рабочую силу для промышленных центров. И армия. Она состояла в основном из деревенских людей. Многие известные в стране люди родились именно в деревне», - так писал легендарный журналист и путешественник Василий Песков.

За многие годы российской государственности на долю деревни выпало немало испытаний, в том числе и крепостное право, и войны, и коллективизации, а полный упадок агропромышленного комплекса в 1990-е годы нанес сокрушительный удар по сельскому укладу жизни. Исчезал вековой пласт культуры, и вместе с ним умирали деревни.

По данным Государственного архива Югры, только за последние сорок лет на карте Ханты-Мансийского автономного округа из 292 сельских населенных пунктов осталось лишь 194 деревни и села, поэтому сбор и фиксация материалов, связанных с историей деревень, является для историков и архивистов актуальной задачей.

Деревня под пятой коменданта

«Проанализировав и изучив письменные источники, мы выделили основные тенденции образования населенных пунктов изучаемой территории, - рассказывает координатор проекта «История исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района» Светлана Тюлина. – определились три основных признака возникновения населенных пунктов: старожильческие русские поселения, образованные в середине XVIIIвека вокруг Самаровского яма, где изначально проживали ямщики».

Намного позднее, в 1930-1960-е годы, появились населенные пункты, образованные в результате перевода на оседлый образ жизни кочевого и полукочевого национального населения (ханты, манси, ненцы). В годы массовой коллективизации образовались специальные «кулацкие» поселки (спецпоселки) под управлением коменданта. На основании постановления Политбюро ЦК ВКП (б) «Мероприятия по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930 года было положено начало масштабной ссылке на Тобольский Север раскулаченных крестьян. В годы Второй мировой войны автономный округ стал местом депортации по этническому признаку. Этническую ссылку в наших краях открыли в 1941 году молдаване и жители Западной Украины. Все спецпереселенческие поселки в округе находились в ведении леспромхоза, рыбтреста и сельскохозяйственной колонизации. В Самаровском районе руками спецпереселенцев отстроены поселки Черемхово, Нялино, Добрино, Кедровый, Луговской, Кирзавод, Урманный, Сибирский, Дальний Массив и другие.

Административная чехарда

Однако процесс заселения Югорской земли длился недолго, новые административно-хозяйственные преобразования повернули переселенческую историю вспять. Причинами ликвидации населенных пунктов Ханты-Мансийского района стала тенденция к укрупнению населенных пунктов Ханты-Мансийского района стала тенденция к укрупнению населенных пунктов в Самаровском районе, которая обозначилась уже в эпоху сплошной коллективизации.

Сегодня трудно поверить, что в 1928-м, за год-два до наплыва спецпереселенцев и начала массового строительства ими трудпоселков, в 13 сельских Советах насчитывалось 99 населенных пунктов – самое большое количество за всю историю района. почти все население вело оседлый образ жизни. Исключением являлись 66 остяцких полуоседлых хозяйств и 10 самоедских кочевых хозяйств с общей численностью 337 человек.

Из более крупных селений первое место принадлежало селу Самарово – 1290 человек, сравнительно многолюдны, были также села Реполово – 703, Елизарово – 555, Тюлинское – 456, Базьяново – 446 человек. По данным переписи 1936 года, в составе Самаровского района находились 12 сельских Советов, объединявшие 80 старых поселений и 15 новых трудпоселков. За 7-8 лет исчезло 19 небольших деревень, юрт и поселков. Исчезли они по причине переселения людей из мест, отдаленных от дорог и водных магистралей.

Ускоренными темпами процесс вымирания деревень пошел в 1950-х годах. По постановлению правительства были утверждены меры по сселению и оседанию кочевого и полукочевого населения Ханты-Мансийского национального округа. Политика принудительного переселения в целях «привязывания к месту» ханты и ненцев – «кочевников и полукочевников» - сыграла негативную роль. Рыбаков и охотников, по роду занятий вынужденных кочевать из летних юрт в зимние и наоборот, переселели в целях проведения летней путины и зимнего охотничьего промысла.

В конце 1950-х процесс еще только набирал обороты. Рыболовецкие и сельскохозяйственные артели преобразовались в крупные колхозы, внедрялась механизация, в 1959-м введена денежная оплата вместо начисления трудодней, отменили налог на личное подсобное хозяйство, последнее разрешалось теперь пятикратно увеличить. Колхозникам стали выдавать паспорта, и, наконец, колхозы получили право на изменения в уставы с учетом специфики местных условий. Казалось бы, село должно было если и не подняться, то воспрянуть. Однако новый виток укрупнения в 60-х годов, инициированный областной властью, привел к ещё большему огосударствлению сельского хозяйства, в результате чего вместо рыболовецких колхозов и сельскохозяйственных артелей появились 11 совхозов.

С 1965 года вводится практика снятия исчезнувших населенных пунктов с административно-территориального учета, которая подкреплялась соответствующим решением райисполкома. Стали исчезать с карты района населенные пункты. В 1965 году исчезли Конево, Борки, Саргачи, Сумкино. Людей просто вынуждали выселяться из своих домов и перебираться в другие населенные пункты. Механизм выселения был прост: ликвидировали клуб, школу, больницу, магазин и другие социально значимые объекты. Еще одна из причин ликвидации деревень – природные факторы. Так, в 1996, 1969, 1970, 1979 годах Ханты-Мансийский район подвергался крупным наводнениям, когда фермы и дома жителей оказывались посреди речного моря, а вода стояла до августа, и тогда население переселяли в другие деревни.

На 1 января 2013 года в Ханты-Мансийском районе числилось 34 населенных пункта в составе 12 муниципальных образований, что дает архивистам  основание сделать вывод: с 1936 года по настоящее время в районе исчез 61 населенный пункт.

Вернуться к истокам своим

Какие названия они носили? Кто в них жил? Кто построил первый дом? Почему их не стало? – еще есть люди, не забывшие прошлого и готовые ответить на эти вопросы. «Жизненный опыт показывает, что происходящие события по прошествии времени начинают стираться из памяти людей, - говорит заведующая отделом использования и публикации документов Госархива Югры Светлана Тюлина. – Исчезают письменные источники, уходят из жизни очевидцы событий и их участники, ветшают и стираются с лица земли многие деревни, связанные с историческим прошлым края».

Поэтому сотрудники Госархива Югры решили, что эта тема требует документального подтверждения архивными данными. В настоящее время из-за обширного круга поиска информации проект сузился до границ Ханты-Мансийского района.

Итогом работы над проектом станет книга «История исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района», основанная на архивных данных, подкрепленных воспоминаниями и фотографиями жителей исчезнувших деревень. Книга должна выйти в «большой свет» во втором квартале 2014 года, причем издана она будет не только в книжном, но и в электронном формате и опубликована в Интернете. В том и заключается отличительная особенность регионального проекта от всероссийского «История исчезнувших деревень», начало реализации которому было положено в 2007 году. кстати, этот проект стал всенародным – в нем принимают участие уже 20 регионов России. Югорские архивисты подключились к проекту в 2012 году, и за полтора года проделана немалая работа по изучению материалов исчезнувших деревень.

К работе над проектом «История исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района» подключились учителя, библиотекари, краеведы, работники музеев сельских поселений, а также жители Ханты-Мансийска и района.

«Историю делают люди. И какой она будет, всё же зависит от личности каждого из нас, от воспитанности, образования и от представлений о патриотизме, долге и чести. А если уже поздно, если исчезла с лица земли наша малая родина?.. Что мы можем сделать? Мы можем помочь сохранить память о ней для будущих поколений. Если не сделать этого сейчас, восстановить уже будет невозможно».

Диву даешься любви, самоотдаче и преданности краеведов своей малой родине. Людмила Сергеевна Пашкова, библиотекарь школы поселка Луговской, предоставила воспоминания старожилов по пяти исчезнувшим деревням: Матка, Белогорский Затон, Заводные, Сосновка, Сухоруково. После рабочего дня она ходила и собирала воспоминания старожилов, а по выходным дням либо пешком, либо на транспорте добиралась в соседние села собирать воспоминания, просматривать семейные фотоальбомы с фотографиями жителей ушедших деревень. На основе отобранных и изученных архивных документов подготовлены и опубликованы статьи в периодической печати.

Наталья Викторовна Бабушкина с 1980 года и до пенсии трудилась в сельской библиотеке села Цингалы. Собрала и подготовила объемный информационный материал по спецпоселку Черемхово (Черемхи).

Память о малой родине

Из записанных Натальей Викторовной воспоминаний Анфизы Андреевны Лепихиной-Филипповой: «Пятьдесят лет тому назад перестала существовать деревня Черемхово Ханты-Мансийского района. Спустя десятки лет приходят сюда люди, приезжают издалека, чтобы почтить память своей малой родины. Не мешают тому ни заросшие дороги, ни непогода, видно, особая тяга влечет их сюда. Не надо им для этого торжественных событий, речей, просто приезжают по зову души – посмотреть на родные места, поделиться воспоминаниями. Порой эти воспоминания тяжелые, но что поделаешь, время было такое».

После обращения сотрудников архива в средства массовой информации к землякам, жившим в некогда исчезнувших деревнях Ханты-Мансийского района, в архив стали приходить старожилы. Один из них – Николай Тимофеевич Цуркан, из семьи сосланных из Молдавии, мальчишкой жил в различных деревнях, в основном – по реке Назым. Рассказывал, как дружил с детьми из местного населения и на каникулы ездил на стойбища и родителей, которые не разделяли детей на своих и чужих, кормили их в трудные военные и послевоенные годы. Родственница ныне покойной Глафиры Филипповны Серебрянниковой (Кауртаевой) принесла бесценную рукопись воспоминаний о своей жизни и деятельности в качестве учителя в населенных пунктах по реке Назым, написанную в десяти общих тетрадях.

Родина начинается с памяти о своих корнях. Чтобы не быть иванами, не помнящими родства. Вот почему важно сохранить каждый исторический документ.

Чем дальше уходит время, тем меньше мы знаем о событиях прошлого, истории своей малой родины. Мы мало знаем историю той местности, где живем, потому что не соотносим историю края, района, деревни, историю своей семьи с историей России.

А если уже поздно, если исчезла с лица земли наша малая родина?.. Что мы, летописцы, можем сделать? Мы можем помочь сохранить память о ней для будущих поколений.

Работа над проектом продолжается. Сотрудники архива надеются на поддержку людей неравнодушных, помнящих свои корни или желающих их найти.

Связаться с сотрудниками Государственного архива Югры можно по тел./факсу:
8 (3467) 32-97-76, 33-14-67. E-mail: gahmao@yandex.ru.


«Вернуться назад