«…одобрить упразднение…»

Лидия Завьялова
"Архивы Югории" - выпуск №15. 2016 год

В рамках Всероссийского проекта (объявлен в 2007 г.) казенное учреждение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры «Государственный архив Ханты-Мансийского автономного округа – Югры» начал в 2012 г. реализацию творческого проекта «История исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района».

Перед разработчиками проекта стояли цели и задачи:

– воссоздание истории исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района;
– сохранение для подрастающего поколения памяти о малой родине их предков;
– углубление исторических знаний жителей района, повышение интереса подрастающего поколения к истории родного края.

В проекте приняли участие местные краеведы, учащиеся, учителя, библиотекари, жители, некогда проживавшие в ныне исчезнувших деревнях Ханты-Мансийского района.

В настоящее время работа над проектом близится к завершению. В конце 2016 года предполагается издание книги с аналогичным названием, куда войдут уникальные фотографии и архивные документы, а также воспоминания жителей деревень района.

Представляем Вашему вниманию статьи, посвященные двум исчезнувшим с карты Ханты-Мансийского района населенным пунктам – с. Сухоруково и д. Новый Назым, подготовленные специалистами Государственного архива Югры.

Небольшая деревня Сухоруково Ханты-Мансийского района, находящаяся недалеко от п. Красноленинский (Урманный), в наши дни находилась на левом берегу Оби. Но мало кто знает, что так было не всегда.

Около 1714-1716 гг., согласно источнику[1], в погосте Сухоруковском для инородцев была основана церковь во имя Сошествия Святого Духа. Хрисанф Лопарев в книге «Самарово» отмечает, что в 1931 г. «вниз по Оби [поселились] Корепановы»[2]. А в 1740 г. здесь уже имелось три ямщицких двора, кроме жилищ церковных служителей. К этому времени здесь уже обосновались два брата, Иван да Алексей Корепановы, сыновья Леонтея Ильина (сына Корепанова), ямщика Самаровского яма со своими многочисленными семьями, которые и составляли большую часть населения деревни в последующие годы. В конце XVIII в. в погосте стояло уже 11 дворов, а в приходе числилось 677 душ.

Место для основания села с самого начала было выбрано неудачно: как дворы, так и церковь постоянно подвергались опасности во время паводков. В результате одного из весенних наводнений, село в 1810 г. было перенесено с правого берега на левый берег Оби.

Церковь в с. Сухоруковском строилась несколько раз. Даты строительства церкви разнятся, что подтверждается источниками. В «Покорнейшем репорте» (так в документе – Л.З.), обнаруженном в деле «О переносе церкви Сошествия Святого Духа Сухоруковского погоста Березовского ведомства, находящейся на берегу, в безопасное место и о разрешении строительства придела во имя Николая Чудотворца», прихожане упоминали, что «церковь Сошествия Святого Духа стоит в оном погосте с 1800 г.»[3]. В «Деле об освящении церкви… в с. Сухоруковском Березовского заказа» фигурирует дата – 1792 г. При подготовке статьи выявлялись даты – 1813, 1831. В своем путевом журнале, во время обозрения церквей Сургутского и Березовского уездов в 1882 г., протоиерей П. Попов при посещении Сухоруковской церкви сожалел, что церковь, «построенная так недавно, в 1837 г., и очень хорошо украшенная,… значительно обветшала…»[4].

Отмечая усердие в церковных делах жителей села, Тобольские епархиальные ведомости писали в 1889 г. «Прихожанам село-Сухоруковской Духосошественской церкви вообще, и в частности, церковному старосте Стефану Кайгородову и крестьянам Якову Протопопову и Василию Башмакову, за их усердие к благоукрашению храма Божия, преподается благословение Архипастыря»[5].

В конце 1899 г. Тобольская Духовная консистория пишет в Строительное отделение Тобольского Губернского Управления бумагу по вопросу о рассмотрении проекта[6] на постройку деревянного храма в с. Сухоруковском Березовского уезда Тобольской губернии, где предлагает «для более удобства при весеннем разливе воды в р. Оби все место приподнять посредством насыпки около 1 арш[ина][7] настоящего уровня». В связи с тем, что другого более удобного места для храма, по личному заявлению Епархиального архитектора Богдана Богдановича Цинке, в данной местности нет, консистория предложила построить вместо кирпичных столбов в основании деревянного храма – лиственничные столбы, «не подвергающиеся гниению в сырости». Составленная смета вылилась в «лесной материал в количестве 1209 лесин, потребный на постройку деревянной церкви в селе» и 1097 бревен. В октябре 1901 г. храм был заложен на лиственничных столбах, несмотря на протесты строительного отделения. Свое решение о применении лиственницы прихожане объяснили крайне ограниченными средствами и что «возведение постройки на каменном фундаменте для них будет очень тяжело». Стараниями прихожан новый храм был построен в 1907[8] г. В приход Сухоруковской церкви входило две часовни – в ю. Олтурминских и в русском с. Елизаровском.

В списке предметов Сухоруковской Духосошественской церкви, при заключении договора Самаровского РИКа с обществом верующих 20 марта 1923 г., числилось 351 наименование[9], что свидетельствует о том, что церковь была не бедной. Среди них 97 икон, подсвечников и лампад 51, 6 колоколов. Богослужения и духовные требы в церкви справлял священник Иванов Иван Матвеевич, предположительно 1865 г.р. (до 1890 г. – крестьянин, с 1891 по 1913 г. – псаломщик, с 1914 г. – священник, с 1924 г. лишен избирательных прав). В список членов православного религиозного общества 1923 г. прихода села Сухоруковской церкви, состоящий из 321 чел., внесены фамилии: Бардины, Корепановы, Протопоповы, Николаевы, Кошкаровы, Паршуковы, Поповы, Аникины, Беляевы, Першины, Бабкины, Пашковы, Пузины, Филатовы, Ганихины, Бочкаревы, Доронины, Кеушковы, Пузыревы, Жбановы, Рукины. На 1929 г. в членах Сухоруковского общества верующих находилось 202 чел.

В 1992 г. была начата реставрация храма, но, как пишет источник: «10 августа 1995 г. произошло событие, ставшее ударом и для реставраторов и для тех, кто надеялся на восстановление церкви и ждал его. Ранним утром церковь вспыхнула от удара молнии в сильную грозу. Это действительно было потрясением, так как все работы по реставрации церкви уже были практически закончены»[10].

Один из переломных моментов в истории нашей страны – 1921-1922 гг. – известен не только как период гражданской войны, но и как массовый голод в Поволжье. «Во всем Поволжье оказался в нынешнем году неурожай хлебов и трав», – писалось в воззвании Елизаровской Волостной комиссии по оказанию помощи голодающим Поволжья. – «Когда на наших глазах происходит буквальное вымирание народа, когда массами гибнут дети <…>, мы, граждане России, в этом случае безучастными зрителями быть не можем. Мы, сыны России, должны все ринуться на борьбу со злом и наш гражданский долг прийти голодающему населению на помощь всем без исключения кто чем»[11].

63 жителя села Сухоруковского приняли активное участие в сборе пожертвований в фонд голодающих. Уже 14 сентября 1921 г. в селе была избрана комиссия под председательством Андрея Платоновича Протопопова в помощь голодающим Поволжья. Собирали: мясо скотское, картошку, деньги, сено. К 24 сентября было собрано: по с. Сухоруковскому рыбы соленой и разной 18 и 23 фунта[12], по юртам Сухоруковским 3 пуда13[13] рыбы; денег: по селу 443 руб. и сена 53 пуда 20 фунтов.

Многие жители села заботились об учении своих детей в школе. Уже в 1882 г. вышеупомянутый протоиерей П. Попов отмечал в своем путевом журнале: «На углу церковной ограды устроена сельская школа, в которой обучались 18 мальчиков и 10 девочек»[14].

В советское время, в 1921 г., в Сухоруково была открыта школа 1 ступени и, согласно отчету Елизаровского волостного отдела народного образования за сентябрь 1921 г. «под школу в Сухоруковском [был] взят церковный дом»[15].

В первый год открытия школы в ней обучалось 47 учеников. В Тобольском архиве сохранился список учеников в количестве 44 чел.[16]:

I отделение

Жильцова Фаина

Корепанова Афимья

Слудковский Константин

Корепанова Евфросинья

Корепанов Феодор

Корепанов Павел

Корепанова Анфия

Корепанов Антон

Корепанов Тихон

Корепанова Иустинья

Корепанов Вениамин

Корепанов Николай

Корепанов Пантелиимон

Красильникова Анна

Глушков Иван

Ведров Георгий

Ведров Андрей

Николаев Аверкий

 

II отделение

Жильцов Иван

Корепанов Павел

Корепанов Георгий А.

Корепанова Павла

Корепанов Георгий Ф.

Паршуков Георгий

Протопопов Семеон

Протопопов Павел

Протопопов Даниил

Протопопов Петр

Протопопов Ульяна

Протопопова Анна

Протопопова Клавдия

Протопопова Екатерина

Николаева Агния

 

III отделение

Корепанов Вениамин

Корепанов Варлаам

Корепанова Анфиза

Корепанова Матрона

Рычкова Феодосья

Ведрова Анна

Ведрова Таисья

Ведрова Зинаида

Паршукова Клавдия

Протопопов Николай

Николаева Евдокия

(орфография сохранена)

 

Инвентарь имущества сельской школы состоял из 47 наименований. Назову лишь некоторые предметы, названия которых уже вышли из разговорной речи нашего современника: чугунка маленькая, ступка с пестом, сечка, старая тупица (топор), сухарница, 2 ухвата и 1 сковородник, квашонка деревянная, кисянка, крошильница деревянная, корчага.

В плане местной власти в этот же период стояло открытие народного дома, но оно было отложено до приезда учащих (учителей – Л.З.) местной школы, т.к., по словам зав. волнаробразованием Кайгородова Алипия Григорьевича, «среди местного населения не находится лиц, могущих взять на себя руководство внешкольными учреждениями».

Согласно отчету по Сухоруковской единой трудовой школе «в начале учебного года с 11 окт. 1927 г. детей обучалось 44 чел., к 21 марта 1928 г. – 40, из них в первом отделении – 22 уч., во втором – 14, в 3-м – 4 ученика. В учебниках школа терпит очень большой недостаток. Один учебник на 3-4-х учеников, и таких, по которым едва можно рассмотреть слова: уж очень ветхи, а также очень ограниченное количество бумаги, так что едва ли хватит до конца учебного года»[17]. В Сухоруковской школе по состоянию на 16 декабря 1931 г. в четырех отделениях учились 69 детей в возрасте от 8 лет до переростков (свыше 11 лет). В 1932/33 гг. переростков было 36 чел. Школой заведовала Харитонова. Были введены горячие завтраки. Некоторых детей подвозили к школе. Нуждающихся в одежде и обуви – 6 чел.

В связи с переходом на новые программы на основании постановления и решения ЦК ВКП(б) в конце 1931 г. были внесены изменения в школьное самоуправление. Вновь избранный учком проделал следующие работы: постановка двух платных спектаклей, выпуск двух номеров стенгазет, закладка образцово-показательного участка в 63 м2, образование кружков МОПР[18] и СВБ[19], организация экскурсии в Самарово.

«Коммунистическое и антирелигиозное воспитание выразилось в том, что проводились беседы с учащимися, особенно это проводилось в часы обществоведения, естествознания, а также географии. Работали в мастерских ШПМ20[20]. Изготовили 20 линеек, 8 ящиков для рассады, 5 стенных полочек. На производственной практике в колхозе участвовали в посевной кампании – боронили и пахали, возили навоз. В общественно-полезной работе школа проявила себя еще и в том, что были созданы школьные бригады по ловле кротов. Сдано колхозу 646 кротов. Связано мережи[21] 3000 м»[22].

Нельзя не вспомнить имя учителя русского языка Сухоруковской школы – Кучкова Петра Ильича[23], работавшего в ней вместе с женой Глафирой Федоровной в 1933-1938 гг. Уроженец г. Тобольска (род. в 1893 г.), он начал свою педагогическую деятельность учителем пения в Тобольской учительской семинарии в 1919 г. За его плечами была учеба в Тобольской духовной семинарии (1910-1916), один курс юридического факультета Московского госуниверситета. Позднее (1924-1927) он закончил Омский государственный музтехникум, получив профессию учителя музыки и пения. Работа в Тобольском педтехникуме, учитель русского языка в школах г. Омска, в Сургуте, Ханты-Мансийском районе. Свою деятельность закончил в Ханты-Мансийском педучилище. Отцу, Сухоруковской школе посвящены воспоминания его дочери Фалалеевой Маргариты Петровны[24].

«…Я помню себя с того времени, когда родители приехали в село Сухоруково из Сургута. Небольшая двухэтажная школа. Ни электричества, ни радио. Единственный музыкальный инструмент — скрипка отца.

Усилиями учителей постепенно появились оркестр народных инструментов, хор, шумовой оркестр (кастаньеты, бубен, ударник, соловей, ложки и т.д.), самодеятельный кукольный театр, драмкружок. Сами ребята и учителя изготовляли костюмы и декорации. На сцене замечательно разыгрывались сказки Пушкина, Ершова и пьесы Гоголя. Каким долгожданным бывал для ребят праздник Елки. Задолго до него начинали готовить елочные украшения, гирлянды, маскарадные костюмы. Вечерами в школе работала целая мастерская – рисовали, клеили, шили. В школьном дворе устанавливалась вторая елка – таежная красавица, вся украшенная разноцветными ледяными игрушками, которые ребята делали в различных формочках из подкрашенной воды. А однажды были получены через московский посылторг настоящие елочные игрушки, все жители деревни пришли посмотреть на чудо-елку.

Таким же незабываемым был пионерский костер в ленинские дни – в январе и в апреле: посредине темного зала костер был имитирован сильной керосиновой лампой, на которую устанавливался проволочный каркас, обтянутый красным полотном. Сверху укладывали пихтовые свежесрезанные ветки, пахнущие лесом и хвоей. Через ветки просвечивал красный свет, и создавалась иллюзия горящих языков пламени. Вокруг усаживались на ковриках ребята. В свете отблесков «костра» торжественно проходил пионерский сбор. Принимали в пионеры, повязывали красные галстуки. Маленьким прикалывали на грудь октябрятские звездочки.

Был у школы свой огород. Учителя привозили семена и выращивали овощи, до того времени незнакомые жителям Севера. По осени устраивались праздники урожая и выставки, на которых и сельчане выставляли особо интересную, выращенную ими продукцию.<…>

Учителям также приходилось вести занятия с взрослыми по ликвидации неграмотности. К учителям шли за советом и помощью по самым разным вопросам. Учитель Т.Е. Валинский организовал при школе мастерскую, собрал первый радиоприемник. П.И. Кучков по чертежам изготовил паруса, показал, как ими пользоваться, тем самым освободив частично рыбаков от тяжелого труда. Впоследствии он поставил на свою рыбацкую лодку первый мотор. Директор школы Н.И. Хомылев построил первый моторный катер [...].

Из отпусков учителя везли учебные пособия, реактивы, приборы, книги, семена и т.д. Моя старшая сестра помнит, как они с отцом везли из Тобольска... поросят. При школе появилось свое подсобное хозяйство, а потом поросенок вошел подспорьем в каждый крестьянский двор.

Летнее время было для небольшого учительского коллектива очень загруженным. При школе были интернат, баня, большой огород, лошадь. Нужно было заготовить продукты питания, корма, дрова на зиму для школы и учительского коллектива, отремонтировать школу и интернат. П.И. Кучков создал из старшеклассников артель, которая выезжала на промысел рыбы, дичи, ягод, шишек».

В годы войны учителя школы проводили политико-просветительскую работу, проводя беседы с населением, рыбаками, своими силами проводили ремонт школы, заготавливали дрова.

По сведениям паспорта Сухоруковской начальной школы по состоянию на 1947/48 учебный год школу посещали 37 детей. Заведующий – Н.В. Лагонский

По архивным данным в 1996/97 учебном году в школе обучалось 3 чел. (1 кл. – 1, 2 кл. – 2.). Уроки вела Мухортикова Надежда Егоровна[25].

На основании приказа Министерства образования РФ от 25 марта 1994 г. № 035-М «Об организации взаимодействия образовательных учреждений и обеспечении преемственности дошкольного и школьного образования», ходатайства родителей д. Сухорукова и в целях упорядочения хозяйственных механизмов Сухоруковская школа 1 ступени с 1 сентября 2000 г. была преобразована в учебно-воспитательное учреждение «Школа-сад»[26].

В начале 1930-х годов в соответствии с политикой партии большевиков в Сухоруково был образован колхоз «Путь к социализму» (с 1954 г. – колхоз им. Кагановича[27], с 1957 г. – «Заветы Ильича»).

К 1932 г. «колхоз очистился от чуждых элементов»[28], исключив 9 чел., как сыновей бывших кулаков и торговцев.

Резолюция по докладу о выполнении майского плана рыбозаготовок по Сухоруковскому колхозу «Путь к социализму» 1 июня 1934 г. констатирует факт выполнения плана на 114%. Было решено вручить Красное знамя бригаде Бардина Андрея Кирилловича и предложено в дальнейшем Красное знамя передавать ежемесячно. Утвержденным 12-ти ударникам лова выдать удостоверения, а также «отпустить товары ударникам вне очереди. Премировать в размере 100 руб. и выдать им по 500 г конфет, а также занести их на Красную доску. Выезжающую ударную краснознаменную бригаду встретить на берегу со струнным оркестром с приветствиями и тут же на берегу вручить ей Красное знамя и объявить о выдаче премии ударникам. Просить педколлектив ШКМ и местком союза раб[отников] прос[вещения] организовать для эстафеты ударной бригады струнный оркестр»[29].

По состоянию на 1 июля 1943 г. в Сухоруково проживало 240 чел. в 82 хозяйствах. Из них эвакуированных из Ленинградской области 24 чел. в 6 хозяйствах.

Согласно похозяйственным книгам д. Сухоруково 1944-1946 гг., в селе появились семьи Пейтинен, Нихти, Хейтинен, Хейцу, Вихоланен – финны, Картбиевых – кабардины, Селимхановых, Бабаю – лезгины, Гульбагомеду, Могомеду, Сулемановы – даргины (самоназвание – дарган, в дореволюционное время были известны как лезгины и акушинцы)[30].

В связи с нехваткой бумаги протоколы общих собраний колхоза «Путь к социализму» писались на старых учебниках. Так, например, «Книга протоколов общих собраний колхоза «Путь к социализму» за 1944 г.» оформлена на «Сборнике заданий по курсу бухгалтерского учета» 1938 года издания. Как и весь советский народ, сухоруковцы прилагали все усилия для быстрейшей Победы над врагом. В годы войны рыбаки колхоза не только не были обеспечены обувью, а «даже все раздеты». Но преодолевая все трудности военного времени, люди добывали рыбу, вызывали на соцсоревнование соседние колхозы.

Местные жители оказывали помощь и семьям фронтовиков. Так, на 25 марта 1944 г. помощь была оказана деньгами – 920 руб., выдано: картофеля – 3100 кг, молока – 114 л, масла – 3500 г, мяса – 3 утки, подвезено сена – 10 в. и дров – 135 куб. м, выдано комплектов – 18, мануфактуры – 17,8 м, количество семей фронтовиков – 30, 8 детей было устроено в ясли.

25 чел. сухоруковцев числится в списке военнослужащих рядового и сержантского состава, семьи которых потеряли с ними связь в Великую Отечественную войну и не имели известий об их существовании, 13 из них с фамилией Корепановы.

В 1949 г. население Сухоруково составляло 142 чел. Имелось 2 единоличных хозяйства. В населенном пункте действовали: маслоцех Реполовского маслозавода, возглавлял его мастер Тальнишных Афонасий Степанович, 1907 г.р.; детские ясли – заведующая Т.В. Бобровская, 1924 г.р.; медпункт – фельдшер Никитин Валентин Алексеевич, 1930 г.р.; начальная школа – заведующий Лагонский Николай Васильевич, 1908 г.р., Лагонская Евдокия Васильевна, 1909 г.р., учительница школы; агентство связи – Конев Сергей И., 1906 г.р.; Сухоруковское отделение Елизаровского рыбкоопа – Тихомиров Анатолий Иванович, 1901 г.р., продавец; Сухоруковский приемный пункт Троицкого рыбоучастка – приемщик Еряшев (?), 1925 г.р., Валентин Н.

В начале 1950-х годов Сухоруковская рыбартель «Путь к социализму» была объединена с промколхозом «Искра» (п. Горный).

Из характеристики (датирована 1952 г.) колхозов Самаровского района, подлежащих укрупнению – рыбартель «Путь к социализму» (Сухоруково) и промколхоз «Искра» (Горный) с хозяйственным центром в рыбартели «Путь к социализму» д. Сухоруково.

Расстояние от Сухоруково до Горного 5 км. Необходимость слияния колхозов была обусловлена тем, что «рыбартель «Путь к социализму» д. Сухоруково располагает богатыми рыболовными угодьями, но они полностью не облавливаются по причине недостатка рабочей силы. Из-за недостатка рабочей силы также слабо развивается животноводство, несмотря на то, что артель имеет хорошие сенокосные и пастбищные угодья. Не проводится и строительство производственных помещений, хотя в этом есть большая необходимость.

Промколхоз «Искра» п. Горный занимается выработкой кирпича, бочкотары, саней и других изделий, но все это в небольших количествах. Преобладающий уклон занимает животноводство, однако содержание его не совсем удовлетворяет его потребностей, т.к. скот содержится на стороне угодий рыбартели «Путь к социализму».

Укрупнение позволит высвободить немало рабочей силы за счет сокращения административно-управленческого персонала и бригадиров, создаст условия дальнейшему развитию рыбной ловли, развитию животноводства с применением на этих участках механизации. Колхоз может развернуть большое строительство общественных построек.

Центр этого колхоза намечается в рыбартели «Путь к социализму» д. Сухоруково, хотя промколхоз «Искра» и расположен на горной стороне, но производить расширение села там не представляется возможным из-за плохого рельефа местности. В большие паводковые воды на горной стороне может содержаться скот.

Основное направление хозяйства укрупненной артели рыболовецкое с хорошо развитым животноводством»[31].

На 1954 г. в колхозе было лошадей всех возрастов 148, в т.ч. 87 рабочих, 38 лисиц, 167 овец, свиней – 23, крупный рогатый скот – 213.(79/1/51). Были построены: скотный двор, телятник, жеребятник, овчарник, конный двор, водогрейка, овощехранилище, амбары. Колхоз облавливал рыболовные участки: Протока Нела, Весход, Ендырская, песок Заречный.

А в 1958 г. колхоз «Заветы Ильича» уже имел звероферму (число серебристо-черных лисиц с 1954 г. увеличилось почти в два раза), трактор, семь новых рыбацких станов, электростанцию, кирпичный завод, который давал в год до 100 тыс. шт. кирпича. Сеяли хлеб. Для проведения досуга имелись баян, гармонь, биллиард, шахматы, колхозная библиотека.

Лучших членов артели всегда премировали. Так, протоколом от 25 октября 1962 г. зафиксировано решение о премировании следующих членов артели: «Якова И., Сырьева Аркадия Ивановича, Бабкина И.Ф., Сырьева Александра Ив., Куклина Т.В., Корепанова Ивана Ильича, Бардина В., Корепанову Нину Ивановну, Корепанову М. Н.».

Помимо этого были премированы и ребята школы, активно участвовавшие в сеноуборке: Старцевы Саша, Володя и Галя, Туктубаевы Зоя и Гена, Якова Нина, Корепанов Боря, Анашкин Саша и др.

После наводнения 1970 г. в Сухоруково уже проживал 131 чел.

По сведениям газеты «Новости Югры»[32] в 2010 г. на территории села фактически проживало 30 чел. Все социальные объекты – ФАП, детский сад, школа, почта – были закрыты. В деревне работал только продуктовый магазин по 3 часа в сутки. Летом до Сухоруково можно было добраться по воде (на шлюпке) или на вертолете, который курсировал между Ханты-Мансийском и Красноленинским. На обеспечение электричеством села кампания «Ютек» ежегодно тратила 12 млн. руб.

4 июня 2014 г., выражая мнение населения, Думой Ханты-Мансийского района было принято решение за № 373 «Об одобрении упразднения д. Семейки, Сухоруково и с. Базьяны».

Население с. Сухоруково, которого на момент переселения насчитывалось 28 чел., получило 20 квартир и стало жителями нового микрорайона, появившегося в д. Ярки Шапшинского сельского поселения Ханты-Мансийского района[33].

Л.М. Завьялова, главный методист отдела использования и публикации документов КУ «Государственный архив Югры»

 


[1]Православие на Обь-Иртышском Севере: материалы к историко-культурному атласу. – Екатеринбург: Баско, 2007. – С. 24.

[2]Лопарев Х.М. Самарово, село Тобольской губернии и округа: Хроника воспоминаний и материалы о прошлом. – Тюмень, 1997. – С. 22.

[3] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.156. Оп.7. Д.756. Л.2.

[4]Там же. С. 168.

[5] Тобольские епархиальные ведомости. – 1889.- № 7-8.- С. 69.

[6] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.353. Оп.1. Д.378.

[7] Старая русская мера длины. Аршин = 71.120 см

[8] Справочная книга Тобольской Епархии к 1 сентября 1913 г. – Тобольск: Тип. Епарх. Братства, 1913. – С. 24.

[9] КУ «Государственный архив Югры». Ф.26. Оп.1. Д.1. Л.6.

[10] III Югорская полевая музейная биеннале: Сборник докладов и сообщений. – Ханты-Мансийск, 2008. – С. 239-243.

[11]ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.228. Оп.1. Д.30. Л.33.

[12] Старинная русская мера веса. 1 фунт = 0,40951241 кг

[13] То же. 1 пуд = 16,380496 кг

[14] Православие на Обь-Иртышском Севере: материалы к историко-культурному атласу. – Екатеринбург: Баско,

2007. – С. 24.

[15] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.228. Оп.1. Д.29. Л.32.

[16] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф.432. Оп.1. Д.4.

[17] КУ «Государственный архив Югры». Ф.26. Оп.1. Д.15. Л.9.

[18]Международная организация помощи борцам революции

[19]Союз воинствующих безбожников

[20]Школа промысловой молодежи

[21]Рыболовная снасть

[22]КУ «Государственный архив Югры». Ф.14. Оп.1. Д.37. Л.252-253.

[23]Там же. Ф.5. Оп.3-л. Д.2. Л.137-140.

[24]Югра. – 1997. – № 10. – С. 30-31.

[25] КУ «Государственный архив Югры». Ф.14. Оп.1. Д.642. Л.51-54.

[26] КУ «Государственный архив Югры». Ф.485. Оп.1. Д.190. Л.6.

[27] Каганович Лазарь Моисеевич – российский революционер, советский государственный и партийный деятель, близкий сподвижник Сталина.

[28] Там же. Ф.79. Оп.1. Д.3.

[29] КУ «Государственный архив Югры». Ф.79. Оп.1. Д.9. Л.40.

[30]Там же. Ф.26. Оп.2. Д.78.

[31]КУ «Государственный архив Югры». Ф.43. Оп.1. Д.945. Л.59.

[32]Новости Югры. – 2010. – 26 авг.

[33] Там же. – 2012. – 6 дек.


«Вернуться назад