Александр Георгиевич Наумов

Фонд 410. Оп.11. Д.83. Л.л. 40, 41.

Солдат из Сытомино.

Родился я и вырос в Сытомино Сургутского района. В 1940 году закончил ФЗО в городе Омске, после окончания которого получил направление на работу телеграфистом на станцию Мариинск Красноярской железной дороги. Еще до начала войны с Германией я видел, как через железнодорожную станцию с Дальнего Востока проходили эшелоны с солдатами-воинами Красной Армии: конница, повозки, боевое снаряжение – на Запад. Война! На 17 году я ушел добровольцем в Красную Армию. Служба моя началась на Калининском фронте. Был пулеметчиком, автоматчиком, связистом.

Вспоминать о войне тяжело. Только начинали жить на свете, даже с девчонками не знались. Одна мама у меня была радостью, Ольга Федоровна, с кем я советовался, от кого я ждал весточку. Она молилась за меня, чтобы я выжил проклятую бойню с немецко-фашистскими захватчиками. Рано утром перед боем я читал в лесу письмо от матери. Как прочту письмо перед наступлением – все будет нормально, останусь живым и здоровым. Помогали ли в яростных схватках с врагом письма матери? Но солдату хотелось верить. В боевых условиях солдат раскрывается сразу – робкий или смелый, расторопный, или без подсказки шагу не сделает. Все это подмечают уже в первом бою. Наумов всегда и везде оставался верен себе, воевал, придерживаясь правила - мое место там, где трудно.

Был трижды ранен, причем после ранения не бежал с поля боя, а возвращался в свою воинскую часть и продолжал сражаться с фашистами. Под Сталинградом в боях по разгрому танковой армии Готта, Наумов получил тяжелую контузию. Третий Сталинградский механический корпус получил почетное звание «Гвардейский».

- Отряд связистов работал на станциях железных дорог Бологое, Торжок, Великие Луки, Торонец, - продолжал рассказывать Александр Георгиевич, - и на каждой станции нас терзала немецкая авиация. Ни днем, ни ночью не давала покоя. По четыре авиабомбы сбрасывал каждый немецкий самолет. Были и такие бомбы – весом в полтонны. Воронка образовывалась от взрыва – полдома войдет. Один ужас было видеть и пережить это! Помню крупную бомбардировку немцев на станции Лихославль. Было это в октябре 1942 года. Связисты рано утром латали связь на разгромленной станции. Я заканчивал последнюю линию. Вдруг слышу тревожный гудок паровоза. Не могу понять, что случилось. Нахожусь на вершине телеграфного столба. Опомнился и понял хитрость немецкой авиации. Самолеты зашли со стороны солнца и сбрасывают авиабомбы, разрушают подвижные пути. Я свалился на землю, попыхал[1], отцепил когти и скрылся в лесу. Железнодорожную станцию Лихославль начисто снесли. Немецких самолетов было 24, а наших ни одного. Фашисты не щадили ни живых, ни раненых солдат, ни мирное население. У разбитых санитарных вагонов с крупными красными крестами, ползали люди, валялись трупы.

Меня засыпало землей. Не будь со мной саперной лопатки, лежать бы мне вечно в литовской земле. День Победы Александр Георгиевич Наумов встретил в госпитале. Но путь военных дорог гвардейца-сибиряка закончился на Дальнем Востоке. Он участвовал в разгроме японской Квантунской  армии. Ратный подвиг солдата отмечен боевыми наградами.


[1] (Так в документе)

 


«Вернуться назад