Вновь поселенная деревня Аленева

Лидия Михайловна Завьялова,
главный методист отдела использования и публикации документов Государственного архива Югры, Ханты-Мансийск

Материалы V Лопаревских чтений (Ханты-Мансийск, 15 октября 2015 г.)

Аленева, Оленево, Оленевская, Манойло, Мануйловская, Мануйлово – это все названия одного поселения, находившегося в 22 км от Ханты-Мансийска и канувшего в лету в 70-е годы XX-го столетия… Проживание жителей с фамилией Оленевы (Аленевы) в деревне дает повод говорить о том, что именно эти поселенцы были ее основателями. Второе название населенного пункта, с которым и ушла деревня в небытие, по всей вероятности, связано с именем одного из представителей рода Оленевых.

Одно из первых упоминаний о деревне обнаружено в третьей ревизской сказке 1763 года, находящейся в Российском государственном архиве древних актов в Москве.[1] Текст «сказки» опубликован в краеведческом альманахе «Подорожник».[2] Во «вновь поселенной деревне Аленевой», как первоначально называлась деревня, проживало 3 семьи численностью 18 человек. В семьях, главами которых были «Герасим Мануйлов сын Аленев, Иван Мануйлов сын Кузнецов, Федор Данилов сын Губин», росло 7 детей в возрасте до 14 лет. К началу проведения пятой переписи населения России в 1795 году количество жителей составляло уже 59 человек.[3] В «Списке населенных пунктов Российской империи» по сведениям 1868-1869 годов. в Тобольской губернии значится д. Оленева (Мануйло), при р. Иртыш, в 23 дворах которой проживало 70 человек.[4]

Крестьяне деревни принимали активное участие в благотворительных делах. Так, в регионе Самаровского волостного правления от августа 1808 года по внесению денежных сумм на постройку каменной Самаровской Покровской церкви среди крестьян с. Самаровского и деревень Самаровской волости значатся и жители д. Оленевой, она же Манойлова:

Николай Кузнецов 10 р.
Николай Герасимов Оленев 5 р.
Федор Хозяинов 5 р.
Герасим Иванов Оленев 10 р.
Федор Герасимов Оленев 5 р.
Никифор Корепанов 5 р.
Андрей Губин 3 р.
Александр Оленев 3 р.
Прохор Оленев 5 р.
Михайло Оленев 10 р.
Николай Григорьев Оленев 5 р.
Петр Кузнецов 5 р.
Анна Кузнецова 1 р.
Данило Оленев 2 р.
Федор Григорьев Оленев 5 р.[5]

Согласно «Справочной книге Тобольской епархии к 1 сентября 1913 года»[6] в д.  Оленевой находилась часовня, которая относилась к приходу Самаровской Покровской церкви. Уроженка д. Мануйлово Оленева Анна Ивановна в опубликованных в журнале «Югра» воспоминаниях[7], описывая внешний вид, внутреннее убранство Ильинской часовни и обряды, проводившиеся в ней священником, подчеркивала, что посещение часовни, сам уклад жизни и быт жителей деревни способствовал духовному воспитанию детей.

В 1923 году, с образованием Самаровского района, церкви и часовни начали передавать в бессрочное пользование бесплатное пользование верующим. Подобная процедура была заключена и с верующими, посещавшими часовню в д. Мануйловской.[8] 20 августа 1925 года «На основании распоряжения Самаровской раймилиции на право производства роспуска общества верующих дер. Мануйловской» договор был расторгнут «ввиду не представления устава общества и приема церковного имущества часовни Ильинской. <…> После принятия церковного имущества двери часовни закрыты двумя висячими замками и сдано для наблюдения уполномоченному члену Базьяновского сельсовета д. Мануйловской Оленеву Ивану Андриановичу». К акту был приложен перечень церковного имущества в количестве 33 наименований.[9]

Исходя из архивных данных, вопрос о церкви поднимался еще не раз. Собрание, состоявшееся 23 декабря 1930 года в составе 45 человек, приняло решение «Мануйловское религиозное общество ликвидировать и часовню передать в распоряжение РИКа. Просить РИК имеющийся инвентарь неполезного значения и колокола, большой колокол оставить для общества для случаев пожара, а остальные передать в утильсырье для оборудования Мануйловской школы, а часовню просим оставить для школы».[10] На этот момент в деревне в 67 дворах проживало 252 человека. Но окончательную точку поставили лишь в 1938 году, когда в связи с требованиями колхозников мануйловского колхоза «Искра», президиум Самаровского сельского Совета посчитал целесообразным «часовню закрыть и передать под избу-читальню».[11]

По данным переписи 1926 года[12] в Мануйлово уже числилось 52 хозяйства. Численность населения составляла 205 человек, из них женского пола – 98, мужского – 107. Преобладающее население по национальности – русские – 201 человек, 4 – «прочие».

Водный источник – река Иртыш. Ближайшая пристань, школа, почта находились в 21 километре от деревни в с. Базьяны. Основной способ местного сообщения летом – лодка, зимой – лошади. Сельсовет, врачебный пункт, телеграф, ветеринарный пункт находились в 23 км от деревни в Самарово.

В 1930 году в деревне был организован колхоз «Искра».[13] Постановлением президиума Остяко-Вогульского окрисполкома от 15 октября 1934 года «О состоянии Мануйловского колхоза «Искра» было отмечено, что «за два года своей работы [колхоз] встал в ряды передовых колхозов Самаровского района. Но с 1933 года работа колхоза резко ухудшилась. Вследствие ослабления классовой бдительности, в состав правления колхоза проникли кулаки и жулики, которые поставили своей задачей дезорганизовать колхозное производство. В январе 1934 года кулацкое руководство было отдано под суд, после чего вышли из колхоза и выехали из Мануйлово одиннадцать хозяйств (летуны)». Принятые в дальнейшем конкретные меры привели к укреплению колхоза.

По сведениям учета населения по Самаровскому поселковому совету, в составе которого находилось Мануйлово, на 1 января 1935 года в деревне проживало 203 человека в 59 хозяйствах (45 хозяйств колхозников, 13 – единоличников, 1 – кулацкое).[14]

Похозяйственная книга д. Мануйлово на 1944–1946 годы[15] дает нам представление о семьях, населявших деревню в этот период: это Миеловы, Жарновы, Шаламовы, Кузнецовы, Оленевы, Губины, Змановские, Скрипуновы, Алексеевы, Крыловы, Суханины, Коневы, Поповы, Корепановы, Пуртовы, Доронины, Ждановы, Лаптевы, Башмаковы, Завьяловы, Андреевы, Кайгородовы, Пронович, Сумкины, Павлушевы. Появлению калмыков среди русского населения на территории Самаровского района способствовала операция «Улусы» (1 декабря 1943 года), которая была проведена на основании Постановления СНК СССР «О выделении калмыков в Алтайский, Красноярский края, Омскую и Новосибирскую области». Так в Мануйлово появились Гайдуковы, Качановы, Сукеевы, Мускины, Кубановы, Улюмжеевы.

Предположительно в 1951-1952 годах колхоз «Искра» объединен с колхозом «Крупный колос», находившемся в д. Ярки. Был принят новый устав с сохранением наименования «Искра» с хозяйственным центром в д. Мануйлово.[16] Председателем рыболовецкой артели вновь избран Николай Андреевич Изгагин. Он находился на посту председателя колхоза 18 лет. В период его руководства колхоз неоднократно отмечали среди передовых хозяйств Самаровского района. К примеру, 26 марта 1953 года решением исполкома Тюменского облсовета артель «Искра» была утверждена кандидатом в участники Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве.[17]

Большую помощь оказывали колхозу и ученики местной школы. В 1958 году правлением колхоза за достигнутые успехи в колхозном производстве были премированы:[18] Алексеев Валентин – рубашкой-тенниской, Шаламов Миша и Калугин Коля – отрезами на брюки, Семенов Владимир, Малюгин Коля и Кузнецов Коля – штапельной рубашкой, Калинина Нина и Завьялова Нюра – отрезами на платье, Изгагин Саша – отрезом на рубашку. Ребятам было по 14-15 лет.

Колхоз добывал рыбу, развивал животноводство (коровы, свинья, лошади), разводил черно-бурых лисиц и кур0несушек, возделывал овес, пшеницу, овощи и занимался извозом.[19] Корреспондент газеты «Ленинская правда» Г. Скрипунов писал в 1961 году: «Неузнаваемо изменился облик селения за годы Советской власти. Сейчас здесь начальная школа, медицинский пункт, стационарная киноустановка, библиотека, клуб. Колхоз имеет собственную электростанцию и радиоузел. <…> В текущем году мануйловцы первыми в районе завершили годовой план вылова рыбы. Исключительно хорошо вел промысел Георгий Ефимович Завьялов».[20]

Решением окрисполкома Тюменского областного совета депутатов трудящихся от 9 июля 1956 года Самаровский и Базьяновский сельские советы были объединены в один – Базьяновский совет.[21] Таким образом, в состав совета вошли населенные пункты – Базьяны, Ярки, Добрино, Мануйлово, Чага. В январе 1969 года на общем собрании рыболовецкого колхоза «Искра» д. Мануйлово было принято решение объединиться с колхозом «Рассвет» с. Базьяны.[22]

Школа в Мануйлово была открыта в январе 1921 года, о чем свидетельствует телеграмма Самаровского Волнаробраза, посланная в Тобольский наробраз.[23] Но еще в 1913 году в деревне действовала передвижная школа Министерства народного просвещения. Такие школы были рассчитаны на обучение детей в небольших селениях с числом жителей от 100 до 300 душ обоего пола. Прием в передвижные школы производился только один раз в два года при одной группе учеников, что давало возможность в двухгодичный срок обучить детей основам школьных знаний.

Учащая (учительница) Мануйловской школы 1-й ступени Вакарина, выступая 14 февраля 1921 года на волостном съезде учащихся Самаровской волости, отмечала, что «вновь открытая Мануйловская школа начала свою жизнь после Рождества. Помещение довольно приличное, отношение населения доброжелательное. Учеников 19 человек. Крупных неприятностей по поводу снятия икон в школе не было (такие неприятности отмечались учащими Третьяковой (Чучелинская школа) и Лыткиной (Шапшинская). Дрова доставляются аккуратно».[24]

Согласно акту о состоянии работы Мануйловской школы от 7-8 декабря 1930 года, школа 1-й ступени обслуживала одно селение – Мануйлово. В приспособленном под школу кулацком доме размещался класс с двухместными (6), трехместной (1), восьмиместной (1) партами и кухня. Для нормальной учебы не хватало школьной доски, счетов, часов. Для учеников 3-й группы отсутствовали учебники. Школу возглавляла Кайгородова Анна Михайловна. В заключение проверяющий отмечал, что «нищенское оборудование школы, как в отношении инвентаря, так и в отношении состояния самого здания, а также и снабжения учебными пособиями являются объективными причинами, влияющими на качество работы отрицательно. Отсутствие методических пособий и навыка в практической работе у педагога ставят школу в условия организационных неблагополучий». И одновременно подчеркивал, что «достижениями являются стремление к руководству самоуправленческими организациями, рост клиентуры на 7 человек. Удовлетворительная академическая успеваемость».[25]

В конце 1960-х годов все чаще Ханты-Мансийский окружной отдел народного образования предлагает исполкому Совета депутатов трудящихся Ханты-Мансийского района рассмотреть вопрос о целесообразности функционирования малокомплектных школ в районе. Отмечалось, что в Мануйловской восьмилетней школе в 1966/67 учебном году обучалось всего 53 ученика. «Условий для работы никаких нет, жилья для учителей колхоз не выделил. Из 7 учителей только один живет в нормальных условиях (тов. Изгагина), все остальные на частных квартирах, даже вместе с хозяевами, однако исполком райсовета о реорганизации это школы в начальную не решает».[26] В 1972 году, в уже начальной школе, осталось 7 учеников. В этом же году райрыбкоопом был закрыт магазин. Еще раньше прекратило свою деятельность почтовое отделение. Не функционировала общественная баня. Решением от 25 октября 1973 года Тюменского областного Совета депутатов трудящихся д. Мануйлово Ханты-Мансийского района Ханты-Мансийского национального округа была исключена из учетных данных административно-территориального деления области как утратившая «свое значение в связи с ликвидацией производственных предприятий и выездом всего населения».[27] Многие жители деревни переехали в д. Ярки, куда была перевезена и часть домов. На 1 января 1972 года население д. Мануйлово, одной из старожильческих деревень Ханты-Мансийского района, составляло 49 человек.[28]

Уместно отметить в данной статье, подготовленной в рамках проекта Государственного архива Югры «История исчезнувших деревень Ханты-Мансийского района», что на 1 января 1952 года в районе существовало 78 населенных пунктов, [29] спустя 20 лет – 45.[30]

 


[1] РГАДА в г. Москве. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2901. Л. 20 об. –39

[2] Завьялова Л.М., Струсь В.Ф. Третья ревизская сказка (ревизия душ) по Самаровскому яму и селениям Самаровского ведомства Сибирской губернии за 1763 год// Подорожник: краевед. альманах. – Тюмень, 2010. – Вып. 12. – С. 112–143.

[3] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 154. Оп. 8. Д. 78. Л. 87–91.

[4] Списки населенных мест Российской империи. Т. 40: Тобольская губерния: список населенных мест по сведениям 186801869 гг. – СПБ, 1871. – С. 31.

[5] Лопарев Х.М. Самарово, село Тобольской губернии и округа: хроника, воспоминания и материалы о его прошлом. – Тюмень, 1997. – С. 200.

[6] Справочная книга Тобольской Епархии к 1 сентября 1913 года. – Тобольск, 1913. – С. 23.

[7] Оленева А. Мануйлово – моя родина// Югра. – 2009. - № 1. – С. 75-77.

[8] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 23. Оп. 1. Д. 5. Л. 8.

[9] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 23. Оп. 1. Д. 5.

[10] Там же. Ф. 23. Оп. 1. Д. 49. Л. 17.

[11] Там же. Ф. 23. Оп. 1. Д. 123. Л. 7.

[12] Список населенных пунктов и Административное деление Тобольского округа, Уральской области. На 1 октября 1926 года. – Тобольск, 1926. – С. 122.

[13] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 43. Оп. 1. Д. 346. Л. 169.

[14] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 17. Оп. 1. Д. 10. Л. 22.          

[15] Там же. Ф. 23. Оп. 2. Д. 12.

[16] Там же. Ф. 313. Оп. 1. Д. 1. Л. 57.

[17] Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 488. Л. 18.

[18] Там же. Ф. 313. Оп. 1. Д. 17. Л. 59.

[19] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 313. Оп. 1. Д. 19. Л. 11-11 об.

[20] Скрипунов Г. Куют свое счастье// Ленин. Правда. – 1961. – 7 нояб.

[21] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 1. Оп. 1. Д. 591. Л. 186.

[22] Там же. Ф. 284. Оп. 1. Д. 24. Л. 53.

[23] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 167. Оп. 1. Д. 72. Л. 3.

[24] ГБУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 167. Оп. 1. Д. 5. Л. 59-60.

[25] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 14. Оп. 1. Д. 12а. Л. 49–51.

[26] Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 913. Л. 120.

[27] ГБУТО ГАТО. Ф. 814. Оп. 1. Д. 5309. Л. 55.

[28] КУ «Государственный архив Югры». Ф. 17. Оп. 1. Д. 331. Л. 143.

[29] Там же. Ф. 17. Оп. 1. Д. 176. Л. 10.

[30] Там же. Ф. 17. Оп. 1. Д. 331. Л. 144.


«Вернуться назад